Специализированные мероприятия:

Университетские субботы

Хирургия

ИнтерШарм осень 2017

Национальный конгресс терапевтов

ФармТех



Защитить беззащитных. Бэби-боксам – более 800 лет!

Защитить беззащитных. Бэби-боксам – более 800 лет!
30 мая 2017

Материнский капитал "заморожен". Новорожденных детей продолжают убивать их же родители. Однако законодатель по-прежнему размышляет: быть или не быть "колыбелям надежды", или бэби-боксам, где можно анонимно оставить только что родившегося кроху? 

Первые рабочие дни нового 2017 года. Город Курск. Детская больница. Звук сигнализации. Прибежавшие врачи видят: в "социальное окно" только что положили новорожденную девочку. На руке у малышки – бирка с датой рождения. Доктора берут ребенка на руки… В полиции замечают: состава преступления нет. Поступок мамы оказался единственно верен.

Возможно, семья не могла прокормить дочурку, возможно, ее мать сама была еще девочкой, школьницей или студенткой и испугалась признаться родным.

Но самое главное, не произошло того, что обычно происходит в таких случаях: ребенка не "забыли" в мусорном баке, не оставили на морозе – словом, дали шанс на жизнь. И, быть может, жизнь эта с первых месяцев будет счастливой. Искать семью для крошки органы опеки начали сразу же.

Законодатель все чаще и чаще обращает внимание на "окна жизни". Хотя в возможности спасти малыша, родившегося в бедной семье или в результате супружеской измены, нет ничего нового. "Колыбели подкидышей". "Приюты для зазорных младенцев". "Социальные окна". Шли столетия, менялись названия, но механизм "окошка", позволявший анонимно оставить ребенка и сразу же оповестить об этом врача (а первоначально – священника или монаха), по сути своей, остается прежним.

Еще один шанс на жизнь для "незапланированного" малыша, но уже более современный, –  анонимные роды. Когда закон Австрии разрешил родить ребенка, не сообщая своих данных, и оставить его в больнице, в стране стало значительно меньше убийств новорожденных детей.

В Германии анонимные роды анонимны лишь частично. Женщина все же должна сообщить, кто она. Но эта информация предназначена для ребенка, и ее смогут передать ему по решению суда, когда ему исполнится 18 лет.

Родить анонимно можно и у нас, но это достаточно затруднительно. На сайте фонда "Колыбель надежды" сказано, что "согласно приказу Минздравсоцразвития РФ от 25.01.10 №23н, составление Акта об оставлении ребенка матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой состоялись роды, или в которую обратилась мать после родов, дозволяет заполнение Акта об оставлении ребенка со слов роженицы".

"Окна жизни" как альтернатива… убийству беззащитного ребенка?

Несколько лет назад в Перми, на балконе обычного жилого дома, обнаружили двух замерзших новорожденных малышей. Детей хладнокровно выставили на мороз – на верную гибель. 

Так в 2011 году в Пермском крае появился фонд «Колыбель надежды». Свое название он получил по своей задаче – открывать бэби-боксы и тем самым давать новорожденным надежду на жизнь.

Будущий создатель фонда Елена Котова не смогла забыть страшную новость о крохах, погибших на балконе своей же квартиры. Есть ли механизмы, которые способны защитить беззащитных? Когда Елена искала ответ на этот вопрос, она узнала о методе под английским названием "бэби-бокс". Опыт зарубежных стран показывал – там, где появлялась "колыбель для подкидышей", убивать детей стали реже. Даже в Индии и Пакистане уменьшилось число убийств новорожденных девочек.  

Перед тем, как в Пермском крае появился первый бэби-бокс, фонд обратился в Следственный комитет и прокуратуру. Ведомства подтвердили, что специально оборудованные комнаты для оставления нежеланных младенцев не противоречат закону.

Когда жизнь наладится

А вот совсем другая история. "Малыша забрала мама спустя месяц. Но мы предполагали, что он вернется в семью. Очень уж искренними были слова в записке: "Прости, сыночек, мы тебя очень любим, так получилось…" – рассказывала год назад доктор из единственного в Подмосковье родильного дома, где оборудован бэби-бокс, журналистам одной московской газеты.

Как оказалось, молодую маму выгнали с грудничком на улицу. Свекр и свекровь были категорически против новорожденного внука. Муж защитить супругу не пытался.

Уже после того, как женщина оставила кроху в «социальном окне», ей помогли дальние родственники – приютили, дали материальную поддержку. Мама тут же вернулась в роддом. Да, ее ждали анализ на ДНК и судебное заседание. Но суд вынес вердикт в пользу матери и разрешил вернуть ребенка.

 

"Окна жизни" ругают за анонимность, хотя порой только она спасает малыша от расправы. Но самая необходимая возможность, которую дает бэби-бокс, – шанс вернуть ребенка, когда все наладится. Пусть и только в первые шесть месяцев. Пусть и нужны для этого анализы на ДНК. В подмосковном бэби-боксе был, кстати, такой случай: новорожденного, которого положила в бокс юная мама, взяли к себе его бабушка и дедушка.

"Окну жизни" – более 800 лет?

В это трудно поверить, но первый бэби-бокс появился… в конце двенадцатого века. В реке Тибр находили множество погибших младенцев –  беззащитных малышей, имевших несчастье родиться от внебрачной связи, попросту топили.  Поэтому Папа Римский создал "колыбель подкидышей". Произошло это в 1198 году.

Российское средневековье оказалось все же менее жестоким, чем западное. В дохристианской Руси, как пишут историки, неизвестна была проблема  детей, которых в просвещенных восемнадцатом и девятнадцатом столетиях будут называть незаконнорожденными.

Нет, ученые не утверждают, что в седьмом или девятом веке наши предки не знали внебрачных связей. Решающую роль часто играют не сами факты, а их общественное порицание – или одобрение. Но шло время… Родила девушка здорового малыша – значит, сама здорова и еще не раз сможет подарить новую жизнь? Такой подход ушел в глубину веков.

Уже в 1706 году Иов, новгородский митрополит, на свои деньги выстроил при Холмово-Успенском монастыре воспитательный дом для "подкидных младенцев". Чуть позже домов стало десять. Они спасали новорожденных, "коих жены и девки рожают беззаконно и стыда ради отметывают в разные места, от чего оные младенцы безгодно помирают".

В 1715 году начинание развил Пётр Великий. В Москве и в других крупных городах первый русский император начал строить «гошпитали» все для тех же «зазорных младенцев». Пётр издал даже специальный указ: "чтобы "зазорных" в непристойные места не отмётывали, а приносили к гошпиталям и клали тайно в окно, через какое закрытие, дабы приносимых лиц не было видно".

К учреждениям, которые сегодня называют "бэби-боксами", быстро привыкли. Вскоре прием стал не только тайным, но и явным – для матерей, которых расстаться с ребенком заставила крайняя нужда. Женщине, пришедшей в приют с младенцем на руках, давали деньги на дорогу к родственникам, покупку молока или просто пособие, которое помогало выстоять и выжить. Довольно часто маму просто принимали в приют вместе с новорожденным – и она служила там кормилицей. А после того, как ребенок подрастал, и мать вместе с ним уходила из приюта – женщине еще два года платили пособие.

Второй ребенок – роскошь?

В 2006 году один из популярных еженедельников приводил статистику: до 80% детей-отказников родились вне брака. Казалось бы, все так же, как триста лет назад. Если не принимать во внимание популярность, а порой и долговечность семейных союзов под названием "гражданский брак". И еще одни статистические данные: к тому же году взлетело количество «отказных» малышей, которые родились не первыми. С 45% до 70.

Отказ от первенца был редкостью, отказ от второго, третьего, четвертого ребенка быстро превратился в "нормальное явление". В конце двадцатого и начале двадцать первого века "многодетная семья" автоматически означает "малоимущие". Таковыми на 2016 год только официально были признаны 30% московских семей, которые воспитывают троих и более детей.

Десять с лишним лет назад государство отреагировало достаточно оперативно. Появился материнский капитал, и малышей на улицах стало больше. Конечно, маткапитал и сегодня мал – и неудобен для применения. Даже почетный адвокат России, доктор юридических наук (и мама четверых детей) Людмила Айвар осенью 2016-го с горечью заметила: вот уже семь лет у нее дома хранится сертификат материнского капитала, полученный после рождения младшей дочери. Ни на лечение ребенка, ни на дополнительные школьные занятия применить его нельзя.

"Самый главный капитал" – пусть не отличная, пусть нуждающаяся в значительном улучшении, но все-таки попытка поддержать семьи, решившиеся на второго, третьего или четвертого малыша. Однако в кризис его перестали индексировать.

Кто стучится в социальное окно?

Несмотря на обилие экспертных и авторитетных мнений и "за", и "против", наши соотечественники прекрасно понимают, к чему приведет запрет на бэби-боксы. С авторами законопроекта, предложившими признать "колыбель надежды" административным правонарушением, согласились лишь 15% россиян. Таковы результаты недавнего опроса ВЦИОМ.     

В защиту "окон жизни" выступают трое из четверых. А почти две трети россиян объясняют: в окошко, которое уже называют социальным, женщин заставляет постучать нужда. Сложное материальное положение, как говорят официальные документы.

"Все-таки больше людей склоняется к тому, что бэби-боксы нужны, – сообщила в одном из своих публичных интервью депутат Госдумы Тамара Фролова. – Каждая младенческая жизнь для нас бесценна. И если эта инициатива позволит сохранить хотя бы одну жизнь, она стоит того, чтобы быть принятой".

Если же запретить бэби-боксы и карать их астрономическим штрафом от 1 до 5 млн рублей, от детей не станут отказываться реже. Все произойдет с точностью до наоборот – так считает почти половина наших соотечественников. И в то же время станет больше подпольных абортов и убийств новорожденных детей. Прибавьте к этому запрет на аборты – и страшная статистика окажется еще страшнее.

Когда война – не оправдание

Как справиться с детской беспризорностью? Эту задачу наша страна уже решала. И сегодня мы помним имена  Учителей с большой буквы – таких, как Антон Макаренко. Наверняка многие из нас смотрели и фильм "Республика ШКИД". Но помочь детям, воспитанным улицей, обрести смысл жизни и достойное в ней место, смогли не только энтузиазм и человечность педагогов. Земельный надел на каждого усыновленного ребенка. Освобождение на три года от налога на землю. Денежное пособие. Все это получала  семья, принявшая  подрастающего человека на воспитание.  

Во все времена проблема отказа от детей упиралась в деньги. Но даже в дни Великой Отечественной войны, когда голодала вся страна, вопрос об осиротевших детях не откладывали до лучших экономических времен.

В детские дома, где в окнах не было стекол, а малыши гибли от воспаления легких,  достаточно быстро пришли с проверками. И не только наказали должностных лиц, чья халатность стоила десятков жизней, но и помогли учреждениям с материально-технической базой.   

Подключился комсомол – юноши и девушки, сами вчерашние дети. Например, весной 1943 года в Мечётинском районе Ростовской области комсомольцы колхоза "Марксист" предложили создать фонд продовольствия помощи детям. Идею одобрило областное руководство.

Ребята собственными руками посеяли пять гектаров разных культур. Поставили на откорм двух свиней и 50 голов птицы. Собрали много продуктов. А потом по всей области начали появляться "детские гектары". Сотни и сотни.

Начались месячники помощи детским домам. Люди не только передавали еду и одежду – они своими руками ремонтировали помещения, где жили и учились осиротевшие малыши. У каждого детского дома появились шефы – предприятия и учреждения, которые помогали не от случая к случаю, а постоянно.

На "маленькое начинание" молодых ребят в одном из районов откликнулась областная газета "Молот":

"Пусть маленькие граждане Советской страны будут обеспечены всем необходимым для нормальной учебы и роста. Ты не сирота, малыш! Так мы должны сказать каждому ребенку, потерявшему отца и мать. Согреем сирот Отечественной войны теплом материнской любви и отцовской заботой".

 ***
Уже в царской России подсчитали: вовремя данное и полноценное пособие молодой матери –  в десять раз дешевле, чем содержание сироты в государственном "доме".
Быть может, бороться стоит не против бэби-боксов, а за меры материальной поддержки для родителей?

Источник: Алтайская Екатерина, журналист

Все статьи и новости АптекаМос >>
Яндекс.Дзен