Никоретте, Микролакс
25.04.2024 01:23
18+


XXI век: Новая фармацевтическая реальность (ч. 11)

XXI век: Новая фармацевтическая реальность (ч. 11) фото

Коллеги! Давайте пофантазируем.

Гандель Виктор Генрихович
Член–корр. Международной академии интеграции науки и бизнеса (МАИНБ), к.фарм.н.

Предположим, что в один прекрасный день ряд стран, желающих навести должный порядок в сфере оборота фармацевтических финансов, снизить или, как теперь говорят, оптимизировать расходы национальных бюджетов на лекарственное страхование без ущемления прав пациентов, поставить под контроль ценообразование на наднациональном уровне, затормозить в интересах человечества безудержное завышение Большой финфармой, а по ее примеру, и другими "фармами", расходов на создание и продвижение лекарственных средств, обратились в наиболее представительный международный орган — ООН — с предложением преобразовать оказание фармацевтической помощи с учетом инновационных реалий XXI в.

Цель обращения — вырвать бразды финансового правления из лап алчных фармацевтических финансовых "менеджеров" и передать их под контроль прозрачной международной организации, действующей в соответствии с высокими нравственными критериями ООН, выработанными многолетней международной практикой и одобренными 193 государствами мира сегодня.

Не подлежит сомнению, что после такого "крика души" ООН согласится, наконец, дать поручение своему специализированному учреждению — ВОЗ – направляющей и координирующей инстанции в области здравоохранения, в целях совершенствования оказания фармацевтической помощи населению планеты Земля создать международную организацию, например, Генеральное соглашение о тарифах и торговле в сфере фармацевтических товаров и услуг, ГСТТСФТУ (General Agreement on Tariffs and Trade of Pharmaceutical Goods & Services — GATTPGS), призванную осуществлять надзор над менеджментом фармацевтических финансов в интересах мирового сообщества, заменив сыгравшую свою роль Директиву Совета Европы 89/105/ЕЕС от 21 декабря 1988 г. "О прозрачности мер по регулированию цен на лекарственные средства, предназначенные для использования человеком, и включении их в сферу национальных систем медицинского страхования".

Фундаментальным принципом функционирования такой организации должна стать глобальная правовая система регулирования международной фармацевтической торговли, основными элементами которой будут признаны:

  • рациональная политика в области ценообразования;
  • недискриминация;
  • режим наибольшего благоприятствования;
  • предоставление взаимных торговых уступок;
  • предоставление фармацевтическим товарам и услугам иностранного происхождения национального режима;
  • регулирование торговли применением таможенных тарифов, а не количественных ограничений, с последующим прогрессивным снижением тарифов;
  • консультации как средство урегулирования проблем;
  • координация усилий в области оказания фармакотерапевтической помощи с соответствующими системами здравоохранения в рамках ВОЗ.

После акцептирования приведенных принципов необходимо прибегнуть к соответствующей организационной процедуре: руководство ВОЗ по согласованию с ООН назначает временно исполняющего обязанности cекретаря Генерального соглашения, который, по определению, должен обладать выдающимися знаниями в области корпоративных финансов с учетом международного опыта их оборота, а также иметь положительный "анамнез" предыдущей руководящей деятельности на международной финансовой арене. Таких специалистов в мире достаточно, их имена хорошо известны. Могу, например, назвать одного из них — Доменик Стросс–Кан (DSK), 68 лет, французский политик, экономист, член Социалистической партии, профессор Парижского института политических исследований и Высшей школы коммерческих исследований, министр промышленности в кабинетах Эдит Крессон и Пьера Береговуа и министр экономики, финансов и индустрии в кабинете Лионеля Жоспена. C 28 сентября 2007 г. по 18 мая 2011 г. являлся директором–распорядителем Международного валютного фонда. Международный финансовый опыт — богатейший. Приношу извинения этому выдающемуся профессионалу за упоминание всуе его имени без его на то разрешения.

Далее надлежит сформировать Временную комиссию для осуществления организационно-технического обслуживания деятельности ГСТТСФТУ в составе 5–7 сотрудников, что может сделать ВОЗ по согласованию с секретарем ГСТТСФТУ.

После этого следует приступить к формированию пула стран–участниц, заинтересованных в надлежащем международном контроле над оборотом фармацевтических финансов. Существо процедуры заключается в том, что в соответствии с многолетним опытом формирования международных организаций под эгидой ООН заинтересованные страны созывают сессию договаривающихся сторон, где каждая страна–участница обладает одним голосом, после чего оформляется генеральное соглашение со всеми вытекающими международно-правовыми последствиями для подписавших и ратифицировавших его стран.

Наряду с работой по наполнению Генерального соглашения странами–участницами следует подготовить кодекс профессиональной деятельности финансовых менеджеров фармацевтических компаний стран–участниц под ориентировочным названием "Директива 1: "Надлежащая практика оборота фармацевтических финансов" (Good Pharmaceutical Finance Turnover Practice, GPFTP), предусматривающий назначение специальной должности — Уполномоченного лица (УЛ) по качеству (фармацевтического финансового менеджмента), как это, например, было в свое время введено Директивой 2001/83/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС от 6 ноября 2001 г. "О своде законов Сообщества в отношении лекарственных препаратов для человека". УЛ назначаются по одному от каждой страны–участницы и объединяются в гильдию УЛ по качеству фармацевтического финансового менеджмента или иную независимую организацию.

Особо хочу подчеркнуть важность формирования топ–менеджмента Соглашения: наряду с кандидатурой Генерального секретаря другой ключевой фигурой должен стать столь же именитый профессионал из фармацевтического R&D, без которого проникновение в мир изыскания молекул с позиций виртуозного финансового андеграунда нереально. Найти такую кандидатуру проще: им может стать один из руководителей соответствующего исследовательского направления любой из ТОР–100 компаний Большой финфармы, владеющий тематикой, или иной международно признанный специалист в данной области. Мотивировать его можно значимостью этой должности, достойным материальным вознаграждением, высокой миссией служения социуму, или всем вместе — три в одном.

Не исключена процедура принятия присяги топ-менеджментом Соглашения по договоренности с ВОЗ: ее текст должен быть согласован со странами-участницами и утвержден сессией ВОЗ. Вполне уместной была бы международная государственная аккредитация ответственных должностных лиц Соглашения по аналогии с таковой врачебного сообщества с ведением соответствующего публичного реестра с персональным «анамнезом» включенных в него лиц.

Соглашение ежегодно (ежеквартально и пр.) публикует Бюллетень согласованных (референтных или иных) цен для каждой страны–участницы, выработанных и одобренных Секретариатом. В процессе составления бюллетеня Соглашение может рекомендовать ВОЗ взять на себя определенное финансовое обременение (так называемую международную реимбурсацию), в соответствии с которым некоторым странам (группе стран[1]) могут быть выплачены дотации из резерва ООН (или иного согласованного источника или частных субсидий и пр.) на оплату определенных препаратов (например, дорогостоящих противораковых), что будет способствовать экономии бюджетных средств конкретной страны на лекарственное страхование.

Соглашение может взять на себя публикацию в отдельном Бюллетене сведений о выявленных нарушителях (странах, фирмах, компаниях, регуляторах и пр.), допустивших преднамеренно или непреднамеренно отклонения от правил Надлежащей практики оборота фармацевтических финансов, приведших к необоснованному завышению рекомендованных цен.

Имеются опасения, что «излишнее» регулирование фармацевтического ценообразования может привести к проблемам для раздела R&D фармацевтического бизнеса, иным направлениям производства, контроля и дистрибуции лекарственных средств, но эти опасения беспочвенны. Если компания, присоединившаяся к Соглашению в составе страны–участницы или самостоятельно, сможет убедительно доказать необходимость венчурного или иного финансирования из собственных или заемных средств, Соглашение может взять на себя решение данного вопроса. Как именно?

Как уже отмечалось, общий оборот мировой торговли составляет около 20 трлн долл., на здравоохранение расходуется примерно 5 трлн, оборот фармацевтических финансов ~1,2 трлн долл.

В настоящее время ТОР-20 банков мира располагают суммой ~ 42,5 трлн долл., из них только китайские — 13,6 трлн долл.[2]

Эта двадцатка по рекомендации и с обоснованием Соглашения, а также при поддержке ООН и ВОЗ, может сформировать, например, Международный фармацевтический финансовый фонд (МФФФ, IPFF), который возьмет на себя функции инвестиционного банка, и по аналогии с МВФ или ВБ может быть определен как финансовый институт, концентрирующий свою деятельность на рынке фармацевтических капиталов и специализирующийся на консультировании и организации финансирования клиентов, вследствие чего их бизнес претерпевает качественные изменения в направлении открытости, приемлемости и доступности. В своей работе МФФФ использует весь спектр современных технологий финансового и инвестиционного анализа и управления рисками — от фундаментального исследования и ведения специального инвестиционного проекта до операций на глобальных фондовых рынках.

Капитал такого финансового института формируется как за счет инвестиционной деятельности банков–участников (с предоставлением им определенных преференций), так и путем отчисления взносов странами-участницами, размер которых определяется по договоренности между ними.

Преимуществами управления фармацевтическими финансами через МФФФ могут стать:

  • значительные объемы финансирования;
  • длительные сроки кредитования;
  • возможность получения отсрочки в погашении основного долга на инвестиционной стадии развития проекта (исследования);
  • контроль и консультационная поддержка со стороны Банка на всех этапах реализации проекта;
  • структурирование инвестиционного проекта таким образом, что выданный кредит будет погашаться из доходов, полученных от запуска нового проекта: подобный подход позволяет одновременно расширять исследования и производство, избежать увеличения долговой нагрузки на уже работающий бизнес.

Отдельно следует сказать о возможности венчурного финансирования ряда фармацевтических проектов МФФФ, но этот вопрос требует специальной проработки о путях возврата (компенсации) Банку выделенных средств, например, через контролируемое хеджирование рисков, использование дохода от процентов и сборов по кредитам для покрытия издержек финансирования, оплаты административных расходов, накопления страховых остатков, совершенствования фискальных процедур и пр. Но это уже прерогатива специалистов банковского дела.

Есть и другой, альтернативный вариант реинжиниринга фармацевтического бизнеса, не связанный напрямую с деятельностью ООН.

1 июля 1953 г. в Париже представителями 12 европейских стран было подписано соглашение об образовании ЦЕРН — Европейского центра ядерных исследований, начавшего работу 29 сентября 1954 г. недалеко от Женевы. Сегодня число стран–членов возросло до 20: ряд стран, в т.ч. Россия, имеют статус наблюдателя. В ЦЕРНе постоянно работают около 2500 человек, еще около 8000 физиков и инженеров из 580 университетов и институтов 85 стран участвуют в международных экспериментах на временной основе. Их трудами получен существенный объем всех наших знаний о мире элементарных частиц. Оттуда же вышли и разнообразные ускорительные, детекторные и информационные технологии, нашедшие самые разные практические применения. Одним из выдающихся достижений ЦЕРНа стал Большой адронный коллайдер, в финансировании и сооружении которого приняла участие Россия, предназначенный для поиска сверхтяжелых элементарных частиц как элементов мироздания в его современном понимании.

В 2007 г. на юге Франции стартовал еще один важнейший международный проект (ИТЭР) — создание термоядерного реактора для магнитного удержания плазмы, называемого токамаком. Главная задача проекта – демонстрация возможностей коммерческого использования термоядерного синтеза в интересах мировой науки и производства; инвестиции в проект составляют около 20 млрд евро.

Реактор ИТЭР (ITER, International Thermonuclear Experimental Reactor) строится совместно Евросоюзом, Россией, Китаем, Индией, Японией, Южной Кореей и США. Это будет первая крупномасштабная попытка продемонстрировать возможность использования термоядерной реакции для получения энергии в промышленных масштабах. В случае успеха проекта ИТЭР человечество сможет рассчитывать на обладание практически неисчерпаемым источником энергии.

Финансирование указанных глобальных проектов осуществляется странами-участницами, согласившимися поддерживать их также усилиями своих специалистов — ученых, строителей, инженеров, осуществлять проектирование и изготовление компонентов конструкций на своих промышленных предприятиях. Блестящий пример эффективного международного сотрудничества в интересах человечества и на его благо.

По аналогии мог бы быть создан Международный фармацевтический научный центр (МФНЦ, IPRC — International Pharmaceutical Research Center) с участием заинтересованных стран. Его разработки стали бы достоянием фармацевтической промышленности указанных стран на безвозмездной или преференциальной основе с последующей реализацией произведенной продукции в остальных странах мира (или организацией фармацевтического производства на их площадках). Оборот фармацевтических финансов в данном случае был бы абсолютно прозрачен, наверняка укладывался бы в разумные рамки и находился под общественным контролем, например, ГСТТСФТУ. МФФФ в подобной схеме тоже не остался бы не у дел: его партнерские возможности и финансовый опыт помогли бы развивать мировую фармацевтическую логистику на принципах цифровой экономики и доступности.

Финансируемый из бюджетов стран–участниц, МФНЦ мог бы стать достойным конкурентом Большой финфармы как в научной, так и экономической и этической сферах, позволил бы сравнить эффективность государственного и частного финансирования и менеджмента, о преимуществах и недостатках которых идут споры по сей день.

В любом из приведенных проектов участие заинтересованных стран в эффективном регулировании фармацевтических финансов на мировом рынке лекарств с помощью уже зарекомендовавших себя международных инструментов распределения, учета и контроля научных и производственных расходов приведет к упорядочению их оборота, сделает процедуры формирования статей расходов и доходов прозрачными, доступными мировой общественности, в значительной мере отстраненной (уведенной) от понимания хотя бы на бытовом уровне, почему медицинская и фармацевтическая помощь становится все более дорогой (затратной) и все менее доступной основной массе населения, в особенности за пределами стран «золотого миллиарда».

По экспертным оценкам, ценообразование, выйдя из тени, позволит странам мира экономить до четверти триллиона долларов на оплате фармацевтической помощи из средств национальных бюджетов по различным программам лекарственного страхования, а также снижении закупочных цен для мирового госпитального сегмента, где проблем не перечесть. К этому необходимо добавить значительную экономию средств домохозяйств на приобретение лекарственных, профилактических и иных средств, подпадающих под понятие фармацевтических, реализуемых через учреждения аптечного типа по программам рецептурного отпуска и ОТС.

Возьму на себя смелость утверждать, что при эффективной работе предлагаемых моделей другой миллиард жителей планеты — самых бедных, обездоленных и неимущих, мог бы получать жизненно необходимые препараты по социальным, значительно сниженным ценам, а по отдельным нозологиям — бесплатно по назначению врача. Это отнюдь не утопия: подобных целей можно было бы достичь уже к началу текущего столетия, если бы не алчность мировой фармацевтической финансовой элиты и параноидальные стремления к мировому господству некоторых государственных деятелей, бездумно тратящих на эти цели триллионы долларов.

Еще одной опцией подобного реинжиниринга современной фармации станет ее растущий имиджевый успех, существенным образом повышающий социальную значимость и привлекательность этого важнейшего, ключевого раздела мировой экономики.

Ведь не в последнюю очередь именно поэтому американские избиратели, как я полагаю, устроили настоящую "революцию" с далеко идущими последствиями, предпочтя г–на Трампа на выборах президента США: уж очень непривлекательным выглядел социальный портрет предыдущей администрации.

Учитывая, что председателем 70–й ассамблеи ВОЗ в Женеве в этом году избрана министр здравоохранения России Вероника Скворцова, наша страна вполне могла бы проявить инициативу в данном направлении, поскольку пока еще обладает уникальным опытом создания социально ориентированного здравоохранения, включая фармацевтическую помощь, в советские годы.

Приведенные соображения представляют собой лишь некоторые из возможных вариантов реализации объективно назревшей стратегии "государство и революция" в фармацевтическом бизнесе. В XXI в. без новой фармацевтической политики не обойтись: в противном случае финансовое бремя фармацевтической помощи может оказаться не под силу современной цивилизации со всеми вытекающими последствиями, а финансовые "ловчилы" от "фармацевтики" будут продолжать безнаказанно опустошать наши с вами карманы по всему миру.
-------
[1] Бедным странам; странам, вовлеченным в военный конфликт, подвергнутым стихийному бедствию, санкциям, иным бедствиям природного, техногенного или антропогенного происхождения.
[2] Источник: https://sharkfx.ru/top-20-krupnejshix-bankov-mira

Информация предоставлена газетой "Московские аптеки"