Никоретте, Микролакс, Метрогил Дента
22.05.2024 02:34
18+


Территория сбыта: как фармрынку стать фармсистемой?

Территория сбыта: как фармрынку стать фармсистемой? фото

"Медицина сама по себе — лекарства сами по себе", — заметил Давид Мелик–Гусейнов, директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения Москвы, на декабрьском заседании Российской Ассоциации фармацевтического маркетинга.

Эксперт поделился данными небольшого исследования. Сотрудников фармацевтических компаний попросили ответить на несложный, на первый взгляд, вопрос:

"Назовите пять важных событий в здравоохранении — в этом году, в прошлом и позапрошлом".

Пяти событий не назвал никто.

Четыре события назвали... 3% участников!

Три события вспомнили уже 14%. Два события смог указать уже каждый пятый. И 63% процента затруднились ответить...

Картина, кажется, ясна. "Представители фарминдустрии ничего не знают о здравоохранении. Система рассматривается ими как территория сбыта лекарственных препаратов", — делает вывод Давид Мелик–Гусейнов.

При слове "сбыт" вспоминается другое, хорошо знакомое сочетание — фармацевтический рынок. Это словосочетание есть даже в Стратегии лекарственного обеспечения населения Российской Федерации до 2025 года. В документе оно обозначает объемы продаж лекарственных препаратов.

Кто–то из экспертов освоил этот оборот и повторяет его, даже когда речь идет не о собственно рынке, а об отрасли.

Кто–то придерживается разработанной нашими учеными концепции фармацевтической помощи и старается избегать даже слова "маркетинг". Пусть и иностранного, но также относящегося к рынку.

Вторую точку зрения разделяет и Давид Мелик–Гусейнов: "Рынок — это зажравшиеся коты. Фармация — это отрасль, это система, но никак не рынок".

ФАРМОТРАСЛЬ — ЛИШЬ ЧАСТЬ ФАРМОТРАСЛИ?

Сегодня под фармацевтической отраслью часто понимают промышленность. Аптека и дистрибуция как бы за рамками. Стандарты надлежащей практики, созданные для них, пока еще не сильнее, чем многочисленные нормы, закрепляющие промежуточное положение фармации. Где-то между коммерцией и здравоохранением. Где-то на периферии медицинской помощи.

Производство лекарств все-таки воспринимается как единое целое. Многолетняя стратегия развития — "Фарма–2020", ее логическое продолжение — "Фарма–2030", регулярные стимулирующие меры для тех участников, которые ее поддерживают, попытки обратить внимание не только на дженерики, но и на инновационные препараты и производство собственных субстанций...

Подходы и методы далеко не всегда доработаны, далеко не в каждом случае применимы к реальности, но это все же стремление создать целостную картину индустрии. И веру в то, что развитие продолжится, пусть иногда и методом проб и ошибок. Пусть иногда и с неточным толкованием ключевых понятий (например, когда часть импортозамещения — локализацию — принимают за все целое).

А теперь вспомните — слышали ли вы о Стратегии развития российской аптеки? Стратегия лекарственного обеспечения действует. Но она уделяет первоочередное внимание все же не аптеке. В приоритете — фармацевтическое производство, ценообразование и регуляторные процессы.

КАК ВЫ ЯХТУ НАЗОВЕТЕ, ТАК ОНА И ПОПЛЫВЕТ

"Тонна саморекламы и продажа себя любимых. Фармацевтика дает фору любым бизнесам", — иронически характеризует фармсектор Владимир Шипков, глава Ассоциации международных фармпроизводителей (AIPM).

Пусть так, но фармпромышленность воспринимает себя как единое целое — да, находящийся в постоянной конкурентной борьбе, но коллектив с общими целями и задачами.

И даже если это единое целое порой естественно раскалывается на две части — отечественную и зарубежную, аптечная розница пребывает в еще более разрозненном состоянии.

Считается, что у федеральных сетей проблемы одни, у региональных и совсем маленьких аптечных организаций — совсем другие. Классическая аптека противопоставлена "современной" рознице, опирающейся на маркетинг.

Впрочем, как отмечают наши эксперты, сегодня над фармацией нависла угроза, которая и больших, и маленьких касается в равной степени... Но об этом немногим позже.

Назвать аптеки рынком кажется вернее и проще. Но говорить о лекарственном обороте как о рынке — значит, надолго закрепить именно это положение дел.

А как только аптечную деятельность назовут системой или, по крайней мере, признают ее одной из важнейших частей единой системы фарммедобращения наравне с дистрибуцией и промышленностью — появится и понимание целого, и хотя бы приблизительная стратегия развития...

"А У НАС В КВАРТИРЕ ГАЗ. А  У ВАС?"

"Бурный рост аптек — тревожная тенденция, — считает Лилия Титова, исполнительный директор Союза профессиональных фармацевтических организаций (СПФО). — В городах-миллионниках их действительно очень много. Но как они действуют? Сегодня задолжали производителю, завтра задолжаем дистрибутору... Мыльный пузырь!"

Эксперт вспоминает самые популярные темы аптечных саммитов и конференций: "У кого–то СТМ, у кого–то новых точек еще сто или двести. А у кого-то откроется несколько сот в ближайшие годы. А людей–то в стране больше не становится!"

Такие дискуссии напоминают старое детское стихотворение, но в них можно увидеть и шанс на новое направление развития аптеки. "Социалистическое соревнование", "ударный труд", "доска почета" — помните эти слова?

Желание побеждать, достигать и хвастаться своими достижениями есть всегда — у любого человека, у любой компании, у которых есть цели и энтузиазм. Но его можно повернуть как в деструктивное, так и в конструктивное русло.

Те, кто видит мерило успеха в числе новых аптек, просто приняли самые популярные правила игры.

В 2018 г. взаимодействие производителя, дистрибутора и аптеки получит пристальное внимание, надеется Лилия Титова. Пересмотр форматов работы — возможно, единственный шанс. (Подробно о кризисе экстенсивного развития аптечной деятельности и возможных путях преодоления проблемы было рассказано в МА №12/17.)

ТОРГОВЫЙ РИТЕЙЛ: АПТЕЧНЫМ ПРЕПАРАТА — ДА, АПТЕЧНЫМ ПРАВИЛАМ — НЕТ

На заседании РАФМ затронули еще одну острую тему. 20 декабря, когда проходил круглый стол, еще не объявили о законопроекте, который планирует пропустить фармпрепараты в магазины, а торговую организацию — в главные законы российского здравоохранения и лекарственного обращения. Но дискуссия на тот момент уже возобновилась...

"Позиция ритейла такова: если нас поставят в те же рамки, что и аптеки, то нам это неинтересно. Отберите нам список на социальные, но маржинальные лекарства, и пусть этот список делают профессионалы", — обратил внимание Виктор Дмитриев, генеральный директор Российской ассоциации фармацевтических производителей (АРФП).

На этот аргумент стоит обратить внимание и регулятору: речь не только об ассортименте, но и об условиях работы с ним. Если непрофильный ритейлер не собирается трудиться по всем правилам фармации, не угрожает ли это качеству лекарственного обеспечения? И не идет ли вразрез с теми задачами, которые поставила посвященная лекарственному обеспечению государственная стратегия?

"Возобновились разговоры о переходе лекарств в большой продуктовый ритейл. Есть информация, что это поддерживают Минпромторг и ФАС России, — сообщал эксперт фармрынка Герман Иноземцев. — Правда, крупнейшие лоббисты запутались даже со своими проектами. Может быть, лобби ослабло?"

И, может быть, есть надежда на интегрированные аптечные сети? Те самые, которые остаются аптеками, но находятся в магазинах и принадлежат магазинам?

Охладят ли они горячее желание супермаркетов получить лекарства в свои торговые залы или, напротив, лишь разожгут интерес?

Как резюмировала Лилия Титова: "Многие события тянут за собой деньги. Деньги, в общем–то, реальные".

И ВНОВЬ О ЛЕКАРСТВЕННОМ ВОЗМЕЩЕНИИ

Лекарства в магазинах — это взгляд на аптеку в отрыве от системы здравоохранения и процесса медицинской помощи. Там, где супермаркеты, сложно ставить вопрос: допустимо ли называть отрасль рынком?

Однако почти одновременно с законопроектом о лекарственных препаратах в торговой сети возобновилась еще одна многолетняя дискуссия: о лекарственном возмещении.

Возмещение, наоборот, стремится вернуть аптеку в здравоохранение и восстановить разрушенные мосты между фармацевтической деятельностью и врачебной помощью.

"Пилоты провести не особенно удалось — значит, можно начать в беспилотном режиме", — шутит Герман Иноземцев.

Год назад 34% наших соотечественников затруднились с ответом на простой, казалось бы, вопрос: "Сколько вы готовы доплачивать за лекарства?". Организаторы исследования имели в виду "лекарственный налог" или "лекарственный полис" — отчисления, которые могли бы стать частью фонда лекарственного возмещения.

Пациенты же отвечали вопросом на вопрос: что именно вы имеете в виду? Зачем это необходимо?

Вопрос о соплатежах — крайне спорный.

Помните предложение 2017 г. — сделать часть медицинской помощи по ОМС платной для пациента?

Оно базировалось на тезисе — медицина подлежит софинансированию. Однако объем платежей из кармана болеющих россиян и их родных давно сравнялся с расходами государства на здравоохранение — те же 3 трлн руб. Таким образом, "софинансирование" давно уже идет на практике и остается вынужденным и непосильным. Заявления о "частично платном" ОМС, по сути, предлагали увеличить долю пациента в финансировании медицины с 50% до 75–80. То есть вывести бремя платежей за грань непосильного.

Хотя и сегодняшнее финансовое участие пациента — вынужденное и непосильное.

Не стоит ли изыскать бюджетные резервы для лекарственного возмещения? Оно не только вернет, но и приумножит их.

СКРИЖАЛИ ПОВЕДЕНИ\ ДЛЯ ФАРМСООБЩЕСТВА

Но сейчас вопрос в другом: пациент уже забыл, что лекарства могут не продавать, а выдавать... Всем без исключения, не дожидаясь тяжелых инвалидизирующих заболеваний.

Предполагаемую сумму налога на лекарственное возмещение наши соотечественники не могут назвать по одной простой причине — сегодня они не понимают, что это такое.

Фармпром не знает, что происходит в здравоохранении, а пациент понятия не имеет о схемах лекарственного обеспечения. Медицина, как и фармация, разобщена на фрагменты — между которыми потеряно само понятие о связи.

В какую сторону пойдут аптеки — с лекарствами в магазин или с системой лекобеспечения в здравоохранение?

Это трудно понять даже специалисту. Общественное обсуждение законопроекта, уравнивающего аптечную организацию с торговой, завершается 18 января...

Лекарственное возмещение — один из шагов к тому, чтобы собрать фармацию в единое целое. Перестать называть отрасль рынком — другой серьезный шаг, который лишь кажется формальным. Разработать стратегию, которая объединила бы аптеку, дистрибутора и производителя, давая ориентиры для их взаимодействия и в равной степени определяя направления их развития — еще один важный этап.

Вопрос в том, каким образом осуществить его.

"Мы постоянно приглашаем кого–то, чтобы кто–то за нас что–то написал и что–то сделал. Постоянно на кого–то ориентируемся, — обращается к фармацевтическому сообществу Давид Мелик–Гусейнов. — Может быть, отрасль все же выработает себе скрижали поведения?"

Информация предоставлена газетой "Московские аптеки"