Специализированные мероприятия:

Старение как социально–экономический феномен

Старение как социально–экономический феномен
22 марта 2018

В России старение населения до сих пор воспринимается, прежде всего, как угроза стабильности пенсионной системы и системы здравоохранения, тормоз производительности труда и экономического развития и как источник системного кризиса государства с развитой социальной политикой.

Между тем, в мире растет понимание того, что старение населения – это не только демографический процесс с экономическими последствиями, но и комплексный социальный феномен, открывающий новые возможности в сферах потребления, образа и качества жизни, экономической, социальной и политической активности, образования.

Доклад "Старение как социально-экономический феномен", подготовленный Комитетом гражданских инициатив под руководством заместителя директора Института социальной политики НИУ "Высшая школа экономики", к.э.н. Оксаны Синявской, описывает возможности, открываемые старением населения России в сферах здравоохранения, образования, рынка труда и социальных услуг.

За прошедшие 23–28 лет пожилые россияне стали намного образованнее и субъективно здоровее. Более высокий уровень образования и здоровья способствуют более длительному сохранению трудовой активности в старших возрастах. Кроме того, достигнутый уровень образования пожилых людей России можно рассматривать как немаловажный ресурс не только с перспективы сохранения занятости в старшем возрасте, но и как возможность расширения других видов активности после выхода на пенсию.

Представления как современных пенсионеров, так и тех, кто выйдет на пенсию в ближайшие 5–15 лет, в значительной степени сформированы под влиянием образцов поведения пенсионеров из западных, наиболее развитых стран: старость представляется как время пожить для себя, попутешествовать.

При этом реальность зачастую вступает с этим в противоречие: большинство нынешних пенсионеров жалуются на низкие пенсии, плохую медицину, невостребованность на рынке труда, которые мешают им жить так, как хотелось бы.

Работа – отчасти вынужденная мера, но также – источник общения, дает ощущение своей нужности, востребованности, позволяет сохранять активность, здоровье, смысл жизни. Многие работают время от времени.

Трудоспособное население – особенно 40–50 лет – уже задумывается о старости; по сравнению с 2008 г. мотив отрицания старости («буду работать до смерти», «пока силы/здоровье позволит») стал менее распространенным. Люди склонны проецировать на себя в будущем, скорее, образ активного пенсионера с множеством увлечений и хорошим уровнем жизни. Однако сохраняется и даже усилилось противоречие между не просто отсутствием страха старости, но даже избыточно оптимистичными ожиданиями относительно своей старости, и почти полным отсутствием конкретных стратегий обеспечения этого образа старости. Как в 2008, так и в 2017 г. люди рассчитывают не столько на формальные институты (государственную пенсию планируют получать все, но все отмечают, что на нее не проживешь; в обязательные накопления не верят; на государственную медицину не надеются), сколько на личные действия (работа, бизнес, сбережения) и силу семейных связей.

По-прежнему сохраняется два образа будущей идеальной старости – "западный" (переезд в другой регион или страну – в тепло, к морю; путешествия, жизнь для себя) и «отечественный» (переезд за город, на дачу; занятия сельским хозяйством, ремесленничеством; уход за внуками, общение с детьми и внуками). Вместе с тем, по сравнению с 2008 г. чаще высказывается идея «пожить для себя», не обременяя себя регулярным уходом за внуками.

Одновременно в 2017 г. острее, чем в 2008 г., была артикулирована проблема вытеснения пожилых работников с рынка труда, невостребованности имеющихся у них знаний, проигрываемой конкуренции с молодыми, что воспринимается – особенно лицами предпенсионных и ранних пенсионных возрастов – как не менее важный барьер в продолжении занятости на пенсии, чем плохое здоровье. Возможно, поэтому лица предпенсионных возрастов часто выражают желание открыть собственный бизнес, как-то коммерциализировать свои хобби, извлекать доход из ремесленничества. Эта стратегия рассматривается как возможность обойти существующие возрастные стереотипы и одновременно обрести свободу, которая невозможна при сохранении полной занятости по найму.

Таким образом, усиливается разрыв между растущим человеческим капиталом пожилых, их запросами и представлениями об "идеальной" старости и тем, какую роль отводят пожилым в российском обществе и на что они могут рассчитывать в действующих социально-экономических условиях.

Все статьи и новости АптекаМос >>