Никоретте, Микролакс
14.04.2024 02:00
18+


Останутся ли больные, пока будем считать таблетки?

Останутся ли больные, пока будем считать таблетки? фото

В первые апрельские дни заинтересованные руководители производителей лекарств, дистрибьюторов и аптек собрались на заседании РАФМ для анализа новых тенденций развития фармацевтического рынка в свете изменения взаимоотношений в товаропроводящей цепочке.

Первый спикер – заместитель генерального директора компании ЦМИ «Фармэксперт» Давид Мелик-Гусейнов выступил в роли врача-диагноста. Он определил, что развивавшийся в течение 18-ти лет рынок ныне имеет емкость кратную $ 14 млн со стабильным ростом в 35 %. Сейчас его будоражат высокие цены, дефектура и отсутствие качественного антикризисного управления.

Между тем нынешний кризис, как резус-фактор. Никто не знает: хорошо это или плохо. С одной стороны, есть положительные моменты: обновление систем, стратегий, улучшение конкурентоспособности; проверка на прочность, в которой отсеиваются слабые; обострившиеся проблемы провоцируют принятие системных решений. С другой – отрицательные: инфраструктурная неприспособленность, нестабильность; некомфортные решения со стороны регуляторов; тотальное непонимание развития ситуации в будущем.

-----------------

ПУТИН: Фармацевтические компании на таможне декларируют одну стоимость препаратов, а в розницу эти препараты уже появляются по иным, завышенным ценам. Это недопустимо
ГОЛИКОВА
: Здесь необходимо взаимодействие с федеральной таможенной службой, потому что нам нужно ценодекларирование при пересечении границы соответствующей партии лекарственных средств. Это самая сложная тема. Поскольку, в общем, данные носят такой некий закрытый характер.
ПУТИН
: Почему? Чего здесь закрытого? Они показывают таможенную стоимость по-минимальному. Правильно? Для того чтобы по минимуму платить таможенные налоги и сборы. Вот пускай по этим ценам и продают. Давайте мы сформулируем соответствующее поручение и таможенной службе тоже.
ГОЛИКОВА
: Но есть там одно «но», оно может быть не так в явном виде.
ПУТИН
: Нет, нам нужно в явном. В явном, чтобы было понятно, ясно. И чтобы никто не манипулировал этими ценами.
------------------

Зачитанная стенограмма встречи Владимира Путина и Татьяны Голиковой от 31 марта 2009 года вызвала возбуждение в зале: какой бизнесмен будет продавать по той цене, что купил? Тут же кто-то предположил, что слова премьера неправильно интерпретировали – сказать-то он хотел, мол, то, что уже на таможне надо декларировать предполагаемую цену розничной продажи и потом строго по ней продавать.

А Мелик-Гусейнов тут же разъяснил, что произойдет, если буквально воспринимать слова российских руководителей: опт и розница работают себе в убыток, но дотируются. Иначе – коллапс рыночной товаропроводящей цепочки.

Представителей фармрынка ругают все, а мы молчим. В центральных СМИ нет ни одного комментария топ-менеджера какой-либо компании на эту тему. Неясна позиция и профильных отраслевых ассоциаций. Но если оставить ситуацию такой, как есть, может случиться, что вся товаропроводящая цепочка встанет. Уже сейчас по сравнению с 2008 годом сокращается количество торговых марок в России: в феврале прошлого года доходило до 3850, в январе нынешнего снизилось до 3530, а теперь меньше 3420. Закрываются аптеки. В одном Санкт-Петербурге их количество сократилось на 8 %.

Завершил свое эмоциональное выступление Мелик-Гусейнов прогнозом:

Конкуренция среди всех участников фармацевтического рынка обострится. Продажи лекарственных средств в упаковках незначительно сократятся, но рынок в рублевой массе вырастет примерно на треть. Импорт не сократится, хотя в большей степени это уже будут дженерики.

Прогноз благоприятный – рост в 24%

Генеральный директор компании DSM Group Александр Кузин начал с напоминания докризисного высказывания Дмитрия Медведева от 24 января 2007 года: «Вокруг этой промышленности концентрируются в большом количестве всякого рода жулики, которые зарабатывают на перепродаже лекарств или производстве лекарств, которые не отвечают государственным стандартам». И заметил, что даже при таком предвзятом отношении власти к работникам отрасли, рынок лекарств с 2007 года стабильно рос и продолжает расти. В январе-феврале 2009 года этот прирост в рублях – 29%. За первые два месяца этого года рынок в пересчете на упаковки сократился на 2%. Причем перехода потребителей на более дешевые препараты аналитик не констатирует. Зато подтверждает рост цен за первые восемь недель года в среднем по России на 5,4%. На импортные средства рост больше, чем на отечественные. В Москве же лекарственные препараты за первые тринадцать месяцев года подскочили в среднем на 13,4%. Однако Президент России уже не именует дистрибьюторов жуликами, а 15 марта 2009 года, назвав «всякого рода посредниками», призвал иметь совесть…

Порадовавшись некоторому потеплению в оценке коллег высшим должностным лицом России, Кузин дал и радужный прогноз по развитию фармацевтического рынка в 2009 году: рост будет в среднем на 24% в рублевой массе.

Отрасль созрела для совместных решений

Радужные перспективы руководителей аналитических фирм не разделила глава представительства компании ratiopharm International GmbH Анна Ярвиц.

2009 год – год не маркетологов, а генеральных директоров. Именно от первых лиц сегодня все зависит. Ведь кризис на рынке есть! Потребитель еще не оправился от шока. А от него, потребителя, к аптечной рознице передается эффект страха. Аптеки в свою очередь проецируют страх на дистрибьюторов. Те – уменьшают товарные запасы до трехнедельных и… Что такое трехнедельный запас лекарств для бескрайней России? Когда возникает спрос, логистическое несовершенство в результате приводит к пустым полкам в глубинке.

Хотя производители и кредитуют поставщиков, чаще совещаются с коллегами, так как наша отрасль созрела для принятия совместных решений. Думаю, среди дистрибьюторов «размоется» специализация – в большой стране надо давать потребителю больший выбор товаров.

Но прогнозы сейчас давать никакие нельзя. Ситуация в России может кардинально поменяться через час.

Кризис у нас в головах, проблемы – в неэффективном управлении

Светлана Кошелева

Генеральный директор аптечной сети «Доктор Столетов»

Кризис у нас в головах, но все же – это год финансового кризиса. Многие проблемы зависят от финансов и кроются в неэффективности управления.

Аналитики показывают рост фармрынка на уровне 25–30%, при этом рост цен – 15%. При стандартных запасах, делаемых оптовиками на 45 дней, а розницей – на 30 дней, сейчас продаются товарные остатки еще ноября – декабря. Идет реализация товара, закупленного еще до резкого повышения цен. В аптеках роста продаж выше 24% не замечается. Произошли и существенные изменения в структуре потребления. Доля продаж парафармацевтической продукции уменьшилась в рознице примерно на 7%. Люди стараются тратить более экономно, но от лекарств не отказываются. Их продажи растут. Может, это связано с боязнью повышения цен. Самый большой всплеск спроса наблюдался в декабре, когда в СМИ пошла интенсивная информация о том, что лекарства подорожают. Люди брали препараты для системного, а не для симптоматического лечения. В конечном итоге провалы продаж в рознице – следствие ненормированного спроса. Но сейчас уже нельзя говорить о кризисе продаж. В аптеках нашей сети прирост продаж марта по отношению к февралю составил более 18%. Думаю, население в какой-то степени почувствовало уверенность.

Как в регионах, так и в Москве мало площадей, ликвидных для аптечной розницы. В регионах собственники практически не видят кризиса и не идут на снижение арендных ставок. Правда в этом году не было и ни одного повышения. Получается, что при месячной выручке в 700 тыс. руб. расходы средней аптеки будут составлять 400–500 тысяч при учете работы точки на арендованных коммерческих площадях. Соответственно и наценка на лекарства в таких условиях у нас составляет 40%, а на остальную продукцию – до 50–55%.

Когда начался рост цен в декабре, то, несмотря на то, что аптеки никогда не жертвуют своей наценкой, мы ее снижали. Причем впервые за последнее время мы как представители сетевого бизнеса почувствовали конкуренцию со стороны единичных аптек. Издержки у любой сетевой структуры больше, чем у отдельно взятой аптеки. К тому же уровень заинтересованности персонала в продажах в индивидуальных аптеках выше, чем в сетевых. Поэтому пришлось минимизировать издержки, закрыть нерентабельные аптеки, частично сократить персонал. Сейчас в перспективу смотрим оптимистично.

Ассортимент практически не сокращен (кроме низко оборачиваемых позиций и дженериков). Наши ожидания от производителей не отличаются от докризисного времени – ждем, что они будут продвигать свои продукты. Пока же видим, что затраты на продвижение снижаются и производители начинают терять свои доли рынка.

У каждого свое назначение

Рустем Муратов

Вице-президент по развитию компании «Роста»

Размер наценки – философский вопрос. Приспособиться работать можно к любым условиям. И сейчас у меня ощущение, что кризиса нет. Ну, повысились цены на 15%. А вспомните, когда НДС вводили! Тогда сначала на 10% цены повысились на все, потом – на 18. Кризис не в том, насколько цены повысились, а в том, что потребление упало вообще. Но пока нет объективных данных по анализу потребления отдельных групп, или всех товаров вообще.

Сейчас очень хорошее время, чтобы каждый участник рынка понял: чем он должен заниматься. Не для кого ни тайна, что в период, когда можно было легко развиваться, у многих появились побочные дела. И основной бизнес стали забывать! Когда я услышал из уст Светланы Кошелевой, что они изыскали возможность держать цены, то порадовался: люди стали думать над сокращением издержек. Не надо заниматься хитрыми ценообразованиями, разными другими примочками. Назначение производителя – выпускать препараты и продвигать товар с помощью маркетинговых инструментов. Задача аптекаря – продавать. Призвание дистрибьютора – доставлять товар от производителя к реализаторам. Кто быстрее товар доставит и при меньших затратах – тот и получит большую прибыль. Побочными делами не стоит заниматься. Кстати, то, что у современных российских дистрибьюторов наценка больше 10% – миф. У нашей компании маржа не более 8%.

Сомневаюсь, что аналитика фармрынка будет достоверной

Владимир Бойко

Коммерческий директор компании «Новартис Консьюмер Хелс»

В этом году роль дистрибьюторов не должна понизиться. Но не факт, что преимущество получат национальные дистрибьюторы. Я не уверен, что сетевые аптеки переиграют единичные. Продажи в разных регионах будут разные. И не факт, что в сельской местности они упадут. Не уверен и в том, что сократятся и складские запасы товара. Замечу лишь, что если кто-то октябрьский запас продает в феврале, разве это правильно? Товар должен иметь высокую оборачиваемость. О стоимости же скажу, что даже в хорошие времена невозможно было определить, как формируется цена продаж. Например, в нашей фирме только базовых прайс-листов восемь. И по каждому есть свои скидки, отсрочки… Сомневаюсь, что и аналитика фармрынка будет достоверной.

С тем, что получить точные данные о показателях фармрынка (структура и дефектура, объемы продаж и т.д.) практически невозможно, согласились все присутствующие на круглом столе. Несмотря на это власти пытаются опять затянуть в «прокрустово ложе» госрегулирования фармрынок. Уже готовятся показатели, по которым чиновники будут высчитывать до копейки все наценки, применяемые на лекарства; по всем субъектам Федерации разосланы циркуляры с требованием ежемесячно предоставлять отчеты по десяткам параметров; ждет первых нарушителей только что вступившая в силу норма КоАП РФ, по которой будут караться крупными штрафами все участники фармрынка, не вписавшиеся в новые государственные требования…

А не перебор ли? Ведь и сейчас повсеместно введены нормативы предельно допустимой наценки на жизненно важные необходимые лекарства.

«Да, у нас есть решение местных властей о максимальной наценке в 50%. Но мы никогда ее не использовали – брать такие лекарства никто не будет! Наш экономист рассчитал: оптимальная наценка, выводящая на рентабельность, должна быть 34%. Вот около нее и крутимся, – поделилась со мной в частном порядке одна из руководителей государственной аптечной структуры Мордовии. – Ну а рост цен оттого, что 90% российских лекарственных средств готовятся из импортных субстанций. Импорт же закупается на подорожавшую валюту».

Самарская область – единственный субъект Федерации, где местные власти не принимали нормативных актов о предельном уровне наценки на жизненно важные лекарственные средства. И что? Каких-то критических жалоб из этого региона не раздается – рынок сам урегулировал максимальные цены рублем покупателя. Там, где дорого – он просто не покупает.

Информация предоставлена газетой "Московские аптеки"