Никоретте, Микролакс
18.06.2024 18:32
18+


Мы готовы передавать свои знания российским партнерам

Мы готовы передавать свои знания российским партнерам фото

Минздрав предполагает, что в ближайшее время в госпитальном секторе будут проводиться закупки лекарственных средств только отечественного производства. Но это можно подвергнуть сомнению, пока в таких заболеваниях, как туберкулез, ВИЧ–инфекция и гепатит С, обязательно необходимыми на сегодняшний день считаются инновационные препараты компании Janssen, поставляемые на российский рынок уже более двадцати лет. Сегодня читателям МА компанию Janssen, позиционируя ее деятельность на российском фармацевтическом рынке, представляет генеральный директор «Janssen в России и странах СНГ» Наира Адамян.

Наира, расскажите, пожалуйста, об основных этапах развития компании «Янссен Фармацевтика НВ» в России.
— Компания Janssen начала свою деятельность в России еще в начале 1990-х. Сначала мы работали через дистрибутора. По мере того как бизнес развивался, мы открыли в России свое представительство в 1998 г. Россия всегда была одной из приоритетных стран для нашей компании. Даже в условиях кризиса 1998 г. мы не ушли с рынка и сохранили бизнес в России. 2006-й стал переломным для Janssen. С приходом программы ДЛО в России появился интерес к инновациям. Современные инновационные препараты стали доступны пациентам благодаря реализации государственных программ ДЛО, «7 нозологий», нацпроекту «Здоровье». В этот период мы стремительно развивались, расширили свое присутствие в регионах. На данный момент компания продолжает укреплять свое присутствие в России. Недавно мы перешли на новую бизнес-модель, в основе которой лежит развитие партнерства с целью повышения доступности инноваций для российских пациентов. Мы реализуем совместные проекты в области исследований и разработок, образовательные программы для специалистов. Таким образом, мы вносим свой вклад в развитие системы здравоохранения через развитие партнерства.

В каких странах работает компания?
— Janssen — это группа фармацевтических компаний корпорации Johnson&Johnson. В фармацевтическом подразделении работают более 40 000 сотрудников. Офисы компании расположены в 175 странах мира, наша продукция представлена в 250 странах. Только в Европе у нас десять производственных площадок и восемь исследовательских центров.

В 2011 г. мы отметили 20–летие компании в России. Janssen успешно развивается и является одной из ведущих фармацевтических компаний. Мы занимаем сильные позиции в сегменте reimbursement (сегмент государственных программ), входим в тройку лидеров в течение последних 5 лет.

Я сама пришла в фармацевтическую отрасль в 1997 г. из медицины, когда начала работать в компании Janssen медицинским представителем. Меня привлекла, в первую очередь, возможность проявить себя, реализовать свой управленческий потенциал, оставаясь при этом в социально значимой сфере. И сейчас, являясь генеральным директором компании, я очень рада, что не ошиблась в своем выборе.

Есть ли в планах компании работа по созданию собственных производственных площадей в России?
— Если говорить о локализации, то мы скорее видим свою роль в реализации совместных проектов с российскими партнерами в области исследований и разработок, чем в области производства. Это объясняется, прежде всего, особенностями нашего продуктового портфеля. Мы работаем в сегменте малообъемных препаратов. Поэтому на весь мир у нас 2–3 завода, которые обеспечивают потребность в конкретном препарате для всех стран. Строить еще один завод в России просто экономически нецелесообразно.

Отличительной чертой нашей компании с момента ее основания в 1953 г. является приверженность инновациям. Для примера скажу, что 25% глобальных продаж обеспечивают препараты, выпущенные на рынок в течение последних пяти лет. Мы инвестируем 21% от наших продаж в R&D ежегодно.

У нас сильные позиции в R&D, и мы готовы передавать свои знания и компетенции российским партнерам.

Именно эти два фактора: приверженность инновациям и особенности портфеля определили нашу стратегию по локализации в области R&D. Однако у нас есть отдельные проекты по передаче некоторых технологических циклов производства наших препаратов компаниям–партнерам, но речь о строительстве собственного завода в России не идет.

Какие нозологии представлены в продуктовом портфеле компании? Какие препараты хотели бы отметить особо?
— Приоритетные для нас нозологии: онкология, инфекционные заболевания (гепатит С и ВИЧ, туберкулез), наркология, психиатрия и неврология, иммунология (псориаз). Наша компания взяла курс на создание трансформационных инноваций, которые кардинально меняют парадигму лечения. Особенно хотелось бы отметить наши новые препараты. Например, препарат для лечения хронического гепатита С — ИНСИВО[T1] , одобренный к применению в России в декабре 2012 г. Он увеличивает процент излечения пациентов с гепатитом первого генотипа (самого сложного типа) до 75–80%. Этот препарат успешно применяется в 50 странах мира и получил мировое признание, став лауреатом премии Галена (самая престижная премия в области фармацевтики, присуждается за выдающиеся достижения в области медицины и биофармацевтики. — Прим. ред.). Бедаквилин, недавно зарегистрированный Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (FDA) под торговым наименованием SIRTURO[T2] , для лечения туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью. Это первый инновационный препарат в мире за последние 40 лет. Препарат ЗИТИГА[T3] ® для лечения метастатического рака предстательной железы. Сегодня рак предстательной железы занимает в России четвертое место среди злокачественных новообразований у мужчин по показателям заболеваемости и распространенности и первое место по приросту смертности. У нас сильный портфель ВИЧ препаратов, который рассчитан на лечение пациентов, находящихся на разных стадиях заболевания. Этот перечень можно продолжить.

Какие методы продвижения продукции применяете? Насколько важна деятельность медпредставителей в этом процессе?
— Наш продуктовый портфель специфичен. У нас инновационные, наукоемкие препараты, многие из которых являются первыми в своем классе или лучшими в своем классе. Поэтому методы продвижения должны соответствовать этой специфике. Конечно, у нас, как и в любой фармацевтической компании, есть медицинские представители. Однако они не играют большую роль в представлении препаратов медицинской общественности. Мы считаем, что на сегодняшний день важными и наиболее востребованными формами работы со специалистами в сфере здравоохранения являются образовательные программы и развитие партнерства. Мы делаем упор именно на это.

Каким образом осуществляется подбор кадров для эффективной работы российского представительства? Какие деловые и личностные качества особенно ценит компания?
— Мы используем все возможные инструменты для привлечения и подбора кадров, в т.ч. и привлекаем иностранных коллег. Поэтому у нас достаточно много экспатов (сленговое название для иностранных специалистов. — Прим. ред.). Для чего мы это делаем? Таким образом, в кратчайшие сроки мы получаем опыт, компетенции, которых пока нет в России. Особенно это важно при переходе на новую бизнес-модель.

Качества, которые мы ценим: ориентированность на результат, это очевидно. Но гораздо больше, чем когда-либо, мы ценим обучаемость сотрудников, умение быстро осваивать новые навыки и адаптироваться. Наш опыт показывает, что в условиях динамичной среды лучше принять на работу человека, открытого ко всему новому и готового учиться, нежели готового специалиста, который уже обладает определенным набором навыков, но не готов перестраиваться и менять привычный для него формат работы.

Сегодня на первый план выступают не столько профессиональный навыки, сколько личные качества, лидерский потенциал, желание развиваться, а также драйв, желание оставить свой след, сделать что-то важное. Именно поэтому несколько лет назад мы запустили программу для привлечения выпускников ведущих российских вузов. Мы на конкурсной основе отбираем лучшие таланты и предоставляем им возможность пройти стажировку в компании с возможностью дальнейшего трудоустройства на постоянной основе.

Какие проблемы волнуют сейчас руководство российского представительства компании? Что хотелось бы изменить во взаимоотношениях представительств иностранных компаний-производителей и российских госструктур?
— Мы поддерживаем общий тренд развития здравоохранения в нашей стране, а именно курс на формирование качественной индустрии и поддержку инноваций. В системе здравоохранения центральным становится пациент, его потребности и повышение качества медицинской помощи как основной показатель эффективности системы здравоохранения. Очень приятно, что государство уделяет пристальное внимание здравоохранению и принимает на себя долгосрочные обязательства. С другой стороны, государство находится на переходном этапе на данный момент. Это означает, что при всей позитивности долгосрочных намерений в ежедневной практике нам не избежать сложностей и периода турбулентности. Динамика внешних изменений, которую мы наблюдаем в последние годы, осложняет реализацию тактических задач, бизнес–планирование. Мы ожидаем большей проактивности со стороны государства, больше ясности, прозрачности. Как формируются списки? Как будут определяться цены? Как будут защищаться местные производители? Я оптимист и уверена, что при конструктивном диалоге мы вместе сможем преодолеть эти временные сложности переходного периода.

Очень приятно отметить, Россия быстро «схватила» тему частно–государственного партнерства. Речь идет о том, что не может государство только своими расходами покрыть потребности системы здравоохранении. Необходимо привлекать и бизнес, в т.ч. и крупные международные компании. Мы открыты к диалогу, готовы к сотрудничеству и ожидаем от государства механизма реализации частно-государственного партнерства и создания соответствующей законодательной базы.

Какова Ваша оценка современного фармрынка России, и в чем Вы видите перспективы его развития?
— Мы разделяем мнение многих аналитиков о том, что российский фармрынок будет продолжать активно расти в ближайшие годы, в среднем на 10% до 2020 г. и может удвоить свои объемы уже к 2019 г.

По моему мнению, важными условиями для качественного развития рынка являются переход на стандарты GMP и повышение доступности инноваций для российских пациентов.

Каковы планы компании на ближайшие годы в целом и на российском фармрынке в частности?
— Мы будем продолжать реализовать стратегию, направленную на создание трансформационных инноваций. Но самые великие достижения и инновации в области медицины ничего не значат, если у людей нет возможности воспользоваться ими. Поэтому мы будем продолжать развивать партнерство для того, чтобы обеспечить доступ к инновации для российских пациентов.

Информация предоставлена газетой "Московские аптеки"

Аптека 2024