Никоретте, Микролакс
24.04.2024 03:02
18+


Лекарство для фармацевтики: как избежать нового 1998–го?

Лекарство для фармацевтики: как избежать нового 1998–го? фото

По данным Росстата, в минувшем 2015 г. фармпрепараты подорожали на 22,8% по сравнению с 2014 г.

Новый 2016 год обещает быть сложным для фармацевтического рынка и очень простым для составления прогнозов. Все, что происходило с лекарствами в прошлом году, продолжится и в году наступившем. А это значит, что фармсектору срочно требуются антикризисные меры.

Доходы уменьшаются, спрос сокращается, лекарства дорожают, люди стараются сэкономить на самом необходимом… "Растущий" (в финансовом, но не в натуральном выражении) фармацевтический рынок стремительно бежит по кругу. И этот процесс будет длиться…

Всегда? Постоянно? Вряд ли. "Вечный двигатель" фармацевтического рынка — всего–навсего кошелек пациента. По мнению института при Минфине, предложившего "оптимизировать" бесплатную медицинскую помощь до уровня прожиточного минимума, семейный бюджет наших сограждан всегда полон. Иначе частные клиники (а заодно и платные отделения в поликлиниках государственных) давно бы закрылись.

Однако ряд экспертов предупреждают: в скором времени медицинские расходы граждан станут меньше. И причем значительно.

Что и подтверждает фармацевтический рынок. В упаковках он уменьшается во всех сегментах, кроме госпитального.

СТРАНУ ЖДЕТ НОВЫЙ 1998–й?

Предположим, что все будет оставаться как прежде. Государственный бюджет не будут приспосабливать к сегодняшней макроэкономической обстановке. И тогда… "Если мы этого не сделаем, то произойдет то же самое, что было в 1998–1999 гг., когда население через инфляцию заплатит за то, что мы не сделали в рамках приведения бюджета в соответствие с новыми реалиями", — предупреждает министр финансов Антон Силуанов.

Финансовый аккумулятор "вечного двигателя" фармы почти разряжен. На горизонте — новый 1998–й. И если регулятор хочет по крайней мере сохранить лекарственный рынок, а в идеале — развивать его, то семейные бюджеты наших сограждан стоит срочно "подзарядить". Как именно?

Первый способ — регулирование цен, защищающее покупателя от подорожаний, но в качестве побочного эффекта вымывающее с рынка дешевые препараты. Второй способ — материальная компенсация. В сегодняшнем своем виде (758 руб. в месяц для пациента–льготника) она не поможет ни больному, ни фармацевтическому рынку. А вот в виде лекарственного возмещения… Оба метода можно применять одновременно: тогда государственные средства будут вкладываться рациональнее, а люди быстрее получат свои лекарства.

КТО ЭКОНОМИТ НА "ЖИЗНЕННО ВАЖНЫХ"?

Перечень ЖНВЛП часто считают антикризисной мерой, призванной уберечь кошельки российских граждан в эпоху экономических потрясений. В новом 2016 г. этот Перечень существенно расширяется — на 42 МНН и 43 препарата (только 6 из которых — отечественные). Обновленный список, который должен вступить в силу в марте, содержит 646 международных непатентованных наименований (МНН).

Для бизнеса такое расширение весьма ощутимо. А способы, с помощью которых производителю придется избегать убытков от регулирования цен, в итоге приводят к этим самым убыткам!

Увидев цену на препарат, жизненно важный по сути, но не по юридическому статусу, пациент разворачивается и уходит. В лучшем для себя (и для фармкомпании тоже) случае он найдет это же лекарство по более-менее приемлемой цене в аптеке-дискаунтере.

На коммерческом фармрынке рублевая доля препаратов из Перечня ЖНВЛП сравнительно невелика. Всего 36% (в упаковках — чуть больше, 40%). "Всего", потому что и ДЛО, и программа "Семь нозологий" состоят из "жизненно важных" ЛС примерно на 90% (опять же в рублях). В государственных закупках процент "жизненно необходимых" лекарств тоже значителен — более 70%.

А теперь вспомним: по какому параметру, несмотря на кризис, продолжает расти частный сектор рынка? Верно, в рублях! И помогают ему в этом вовсе не «жизненно важные» препараты — за 2014 и 2015 гг. инфляция на них составила всего 8,4%. А вот на медикаменты, цена которых пока не регулируется, инфляция оказалась в три с лишним раза больше — 28,4%.

"Получается, что заботятся не о розничном потребителе, а о государственном бюджете. И пациент из своего кармана платит за то, что где-то регулируются цены", — с грустью шутит генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк.

На, казалось бы, "отрегулированном" и даже "зарегулированном" рынке лекарств мы уже видим то, о чем предупреждает министр финансов: за доступность фармпрепаратов платит… пациент. Через ту самую инфляцию.

Интересно, что российские препараты растут в рублях, а проще говоря, дорожают — вдвое быстрее препаратов импортных. Во многом это происходит из–за валютной составляющей их стоимости.

ХОЧЕШЬ ЛЕЧИТЬСЯ — ПЛАТИ САМ! ЕЩЕ РАЗ О ЛЬГОТАХ

В целом отечественный фармацевтический рынок растет и в упаковках — пусть и медленнее, чем в рублях. И только за счет госпитального сегмента. Даже пациенты-льготники в 2015 г. получили на 3,4% меньше бесплатных лекарств, чем год назад.

Качество льготного лекарственного обеспечения наших сограждан в 2013–2015 гг. не так давно проанализировала Счетная палата РФ. По итогам проверки, 74% всех расходов на фармпрепараты для льготников — это личные средства больных и их родных и близких. "Более 76% граждан отказались от получения лекарств в пользу денежной компенсации, что может свидетельствовать о проблемах в доступности льготных лекарств", — отмечает аудитор Счетной палаты РФ Александр Филипенко. По регионам цифры различаются: например, в Тульской обл. от бесплатных медикаментов отказались 95% пациентов–льготников, а в Чукотском автономном округе — "всего" 19%.

Административно–финансовых барьеров на пути больного к своему бесплатному препарату – множество. Закон пока что не предусматривает единого перекрестного учета федеральных и региональных льготников. В результате многие наши сограждане включены в оба перечня одновременно. Получается, что государственный бюджет платит за их лекарства дважды. Но это лишь теоретически. На практике же такое пересечение приводит к тому, что регионы не всегда могут обеспечить своих жителей бесплатными лекарствами.

Жизненно важному перечню срочно нужен анализ

Кстати, в Программе госгарантий бесплатной медпомощи нет требований к формированию региональных перечней бесплатных лекарств. Области, края, республики, автономные округа и города федерального значения составляют свои списки как умеют и не всегда сверяются с утвержденным Перечнем ЖНВЛП. В Калининградской обл., например, из 397 региональных льготных препаратов в список жизненно важных входят только 40%. Количество лекарств в листах регионов тоже бывает разным: в Иркутской обл. их 232, в Тульской — 768.

Значит ли это, что регионы неправы? Эксперты рынка уверены, что Перечень ЖНВЛП нужно пересматривать. И проверять все его позиции на эффективность и безопасность. Наряду с препаратами, попавшими в главный лекарственный список страны не совсем обоснованно, есть и средства, которые действительно лечат, но не обладают при этом привилегированным "жизненно важным" статусом.

ТАБЛЕТКА ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА

Средства на закупку медикаментов субъекты РФ чаще всего получают из госбюджета… во втором полугодии финансового года. Необходимые лекарства пациенты порой ожидают по шесть месяцев.

Итак, препараты, на которые должны выписываться льготные рецепты, плавно переходят из государственного сектора в частный. Когда человек борется с тяжелой болезнью, медлить нельзя. Лекарство по льготному рецепту могут выдать лишь через месяц. Какие изменения произойдут в организме за это время? Лучше уж не рисковать и заплатить. Пусть и из своего кармана.

ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ "ЖИЗНЕННОЙ ВАЖНОСТИ"

По сравнению с ДЛО, коммерческая розница почти не уменьшилась. Но это только в процентах. "Всего 1%" ее сокращения в пересчете на упаковки дает 32 миллиона. 32 млн банок и коробок с жизненно важными (на сей раз не в юридическом смысле) лекарствами. Свою роль сыграло и уменьшение спроса, и отказ фармацевтических компаний от производства препаратов, ставших убыточными.

Как устранить побочные действия "жизненной важности" в юридическом смысле? В Федеральной антимонопольной службе России предлагают скорректировать имеющуюся Методику регистрации цен. Сегодняшняя процедура ставит отечественных и зарубежных производителей в неравные условия. Российская компания обязана применять затратный метод вычислений и представлять подробнейший отчет о своих вложениях в изготовление лекарства. "Иностранцам" проще: они рассчитывают цену на лекарство, исходя из его цен в других странах. Предложенные цифры ФАС не одобряет довольно часто: в четырех из десяти случаев производитель получает отказ.

РАВЕНСТВО — ПРЕЖДЕ ВСЕГО!

Заместитель начальника Управления социальной сферы и торговли ФАС Надежда Шаравская предлагает отменить затратный метод, из–за которого наши сограждане не могут приобрести многие доступные лекарственные препараты. Бывает и так, что из аптек исчезает преднизолоновая мазь или анаприлин. Одновременно с этим Шаравская считает необходимым изучить Государственный реестр лекарственных средств на предмет препаратов, которые существуют только на бумаге. Если вычеркнуть из Реестра такие медикаменты, то и "средняя" цена на многие препараты станет выше. И производителям станет легче скорректировать свои цены, чтобы работать не в "минус", а в "плюс".

Стоит ли приводить цены на препараты одних и тех же МНН к одной общей цифре? Подобные изменения будут опасны и для пациента, и для аптеки, и для промышленности, предупреждает представитель Федеральной антимонопольной службы. Если установить средневзвешенную цену на аналогичные препараты, то дешевые средства станут для пациента дорогими, а дорогостоящие лекарства подешевеют до такой степени, что производителям будет невыгодно их выпускать.

ФАС России считает полезной другую антикризисную инициативу: освободить жизненно важные препараты от НДС. Медицинские изделия из списка жизненно важных налогом на добавленную стоимость уже не облагаются. Министерство финансов еще в 2014 г. объясняло, что и после 1 января 2014 г., и ранее этой даты при реализации важнейших и жизненно необходимых медицинских изделий, на которые выданы в установленном порядке регистрационные удостоверения, применяется освобождение от НДС.

И унификация методов расчета цен, и отмена НДС для ЛП приведут к одному и тому же результату — равенству. Лекарственных препаратов и медицинских изделий, как отечественных, так и зарубежных производителей. В то же время медикаменты станут дешевле не только для пациентов, но и для фармацевтических компаний, многие из которых в прошлом году приостанавливали выпуск своей продукции именно из–за убытков.

КАЖДОМУ ПАЦИЕНТУ — ПО ЛЕКАРСТВУ?

Ведущий научный сотрудник ФГБУ "Национальный НИИ общественного здоровья" РАН Елена Тельнова отмечает: среди основополагающих принципов Стратегии лекарственного обеспечения один из главных — принцип всеобщности. А это значит, что стране важно здоровье каждого человека и гражданина. И никакой избирательности быть не должно.

Если переходить от теории к практике, то, чтобы выполнить задачи Стратегии, потребуется внедрять систему лекарственного возмещения. На территории всей страны. Все, как и всегда, упирается в барьеры — финансовые и административные. Многие пациенты-льготники, отказавшиеся от бесплатных препаратов, живут в регионах, где есть сложности даже с физической доступностью врача и аптеки. До ближайшей поликлиники и аптечного пункта — сто километров. И вот человек приезжает за лекарством, которое привезут только через две недели.

УСПЕЕТ ЛИ ФАРМРЫНОК ПРИНЯТЬ ЛЕКАРСТВО?

Фармацевтическому рынку срочно необходим платежеспособный покупатель. В его роли может выступить и государственный бюджет, если он возьмет на себя лекарственные расходы пациента.

Идею лекарственного возмещения наши сограждане поддерживают полностью. 30% россиян согласны даже на то, чтобы возмещение было частичным. И готовы сами оплачивать от 30 до 50% цены фармпрепарата.

Конечно, оставить все как есть намного проще. Но давайте вспомним прогноз, данный одним из экспертов фармацевтического рынка в декабре 2014 г.

"В упаковках рынок просядет. За счет всего того, что можно не купить и не умереть при этом. В деньгах, по всей видимости, даже вырастет за счет повышения цен. Будет тенденция в виде миграции спроса от оригинальных препаратов в пользу более дешевых дженериков, но в деньгах все равно будет рост, — писал чуть больше года назад руководитель консалтинговой компании Shulga Consulting Group Ярослав Шульга. — Однако прибыльность бизнеса снизится за счет падения покупательской способности денег. Надежда лишь на выход из ситуации малой кровью».

Чем дольше продолжается кризис, тем меньше эта надежда. Антикризисная помощь лекарственному рынку должна быть экстренной.

Информация предоставлена газетой "Московские аптеки"