Никоретте, Микролакс
23.06.2024 04:18
18+


Лекарства и цена. Что ждать нового?

Лекарства и цена. Что ждать нового? фото

Новый виток государственного регулирования цен на лекарственные препараты вызвал серьезное беспокойство фармацевтических компаний в России.

Как заметил генеральный директор АРФП Виктор Дмитриев: "Позитивной ситуации угрожает новая методика ценообразоваания, которую предлагают регуляторные органы".

УДАРНЫЕ КОЭФФИЦИЕНТЫ

"В 2015 г. общий объем сделок на фармрынке составил около 100 млн долл., а уже за 9 месяцев 2017 г. (январь — сентябрь) этот же показатель превысил 1 млрд долл. По итогам года ожидаемо, что этот показатель составит от миллиарда до полутора миллиардов долл. Это зависит от ряда сделок, которые сейчас находятся на рынке в активной проработке", — сообщил генеральный директор Ассоциация российских фармпроизводителей (АРФП) Виктор Дмитриев.

Однако позитивной ситуации угрожает новая методика ценообразования, которую предлагают регуляторные органы. Так, многие производители биоаналогов и дженериков уверены, что новшества в методике ценообразования для этих групп фармацевтической продукции нанесут существенный удар по отрасли. В результате она просто не сможет продолжить свое развитие. "Эта тема беспокоит всех отечественных производителей", — уверен председатель правления Ассоциации фармацевтических производителей Евразийского экономического союза (ЕАЭС) Дмитрий Чагин. В связи с этим он предлагает сформировать консолидированное и обоснованное предложение фармпроизводителей с тем, чтобы гармонизировать позиции регуляторных органов и бизнеса в вопросах ценообразования. А это, по мнению Дмитрия Алексеевича, будет способствовать достижению существенного прогресса в здравоохранении.

"Сейчас российские производители фармацевтических препаратов только начинают свой путь по созданию оригинальных референтных лекарственных средств. А пока основные исследовательские и производственные мощности фармкомпаний сосредоточены вокруг биоаналогов и дженериков. И в это время государство планирует понизить цены на эти препараты. Но каким образом! С помощью введения понижающих коэффициентов", — ужасается заместитель генерального директора по работе с органами государственной власти ЗАО "Биокад" Алексей Торгов. Все дело в том, что сейчас, когда фармацевтическое предприятие регистрирует биоаналог, он обязан быть «на выходе» на 10% дешевле, чем оригинальный лекарственный препарат. В случае регистрации дженерика он должен стоить на 20% меньше оригинала. Новая редакция методики ценообразования предполагает значительно увеличить понижающие коэффициенты. В частности, при регистрации биоаналога этот коэффициент планируется поднять до планки в 40–60% по сравнению с ценой оригинального препарата, а для дженериков — до уровня 45–65%. Но ведь и биоаналоги, и дженерики выпускаются не только в России, но и в других странах. Действуют ли там так называемые понижающие коэффициенты? Да. Но их размеры за рубежом не столь гигантские. Например, в Эстонии и Хорватии понижающий коэффициент на дженерики составляет 15%, в Словакии и Румынии — 20%, в Латвии и Литве — 30%.

Мировым рекордсменом в этом плане стала Турция, где понижающий коэффициент составляет 41%. И именно это, по мнению аналитиков фармацевтического рынка, привело к тому, что в этой стране сейчас наблюдается буквально "пиковая" ситуация с наличием лекарственных препаратов турецкого производства. Местные бизнесмены, работающие на фармацевтическом рынке, посчитали, что при таком коэффициенте заниматься производством, как говорится, себе дороже. И они просто перепрофилировали свои предприятия на более рентабельные секторы ранка.

Что произойдет, если такие серьезные понижающие коэффициенты будут приняты в России? Все очень просто. "Денег на развитие новых производственных цепочек, на инновационную работу и научные исследования, на создание собственных оригинальных лекарственных препаратов, на клинические исследования и на другие важные направления, в т.ч. социальные программы, просто не будет. Остановится и экспорт российских лекарственных препаратов, т.к. не будет возможности проводить и принимать инспекции, что является существенной статьей финансовых затрат", — уверен Виктор Дмитриев.

Но и это не все. Представители фармацевтической индустрии знают, что создание биоаналога – занятие более затратное с финансовой точки зрения, чем производство дженериков. Поэтому совершенно не понятно, почему в новой редакции методики ценообразования разница понижающих коэффициентов составляет только 5% в пользу биоаналогов. В предыдущей методике расчетов она определялась в 10%. И это, безусловно, правильнее.

"В связи со сложившейся ситуацией регуляторам фармацевтического рынка нужно, безусловно, принять во внимание мнения производителей лекарственных средств и найти компромиссное и адекватное требованиям времени решение. В противном случае мы просто рискуем потерять отечественные мощности по выпуску лекарств", — уверен генеральный директор отечественной компании "Генериум" Дмитрий Кудлай, далее отметив, что установление высоких понижающих коэффициентов для воспроизведенных лекарственных препаратов и биосимиляров (аналогов биофармацевтических лекарственных средств, с близкой, но неидентичной исходной молекулой. — Прим. ред.) не только негативно отразится на развитии фармпромышленности, но и приведет во многих нишах к ограничению конкуренции на рынке. Разработка и производство биоаналогов для многих потенциальных производителей станут экономически невыгодными, что в конечном итоге приведет к искусственному продлению монопольного положения ряда препаратов на рынке и сохранению необоснованно высоких цен на них. Таким образом, казалось бы, благая цель, которую преследовали государственные регулирующие органы в плане удешевления лекарственных препаратов, может привести к совершенно противоположному результату.

А ЧТО С ИНВЕСТИЦИЯМИ?

Отрадно, что программа "Фарма–2020" стала реальной платформой для заметного роста фармацевтической отрасли. В индустрию производства лекарственных средств пошли инвестиции. Руководитель компании "Генериум" привел позитивный пример взаимодействия при регистрационных действиях цены на первый отечественный рекомбинантный фактор свертывания крови IX Иннонафактор (нонаког альфа) для лечения гемофилии "В". Это позволило МНН Нонаког альфа включить в перечень "Семь нозологий", что обеспечит независимость российского фармацевтического рынка от политических и валютных рисков.

Однако нельзя не сказать и о факторах, негативно сказывающихся на желании предпринимателей вкладывать деньги в производство лекарственных препаратов в России. Недавно из Федеральной антимонопольной службы (ФАС России) поступило предложение ограничить рентабельность фармацевтических предприятий до 30%. Эта инициатива антимонопольного ведомства вызвала бурю отрицательных эмоций в фармацевтическом сообществе.

"Производители фармацевтических продуктов тратят деньги и на приобретение так называемых непрофильных материалов, коих немало. Например, стекло для изготовления ампул, пластик для контейнеров, фольга для блистеров, картон для упаковки и т.п. Все это приходится закупать по биржевым ценам, привязанным к валютным курсам рубля. Он же, как известно, не стабилен. А что уж говорить о шприц–ручках, предназначенных для наполнения их инсулином. Стоимость каждой такой ручки составляет порядка 40% от стоимости препарата. В складывающейся ситуации производителям придется просто отказаться от такой современной и очень удобной для потребителей формы выпуска. Это вообще может привести к сворачиванию инсулинового производства. Такого финала нельзя допустить со всех точек зрения. Ведь в противном случае пострадают больные сахарным диабетом. Да и о возможностях поставок российских инсулинов на экспорт, которые сейчас сформированы в отрасли, придется забыть. А что уж говорить о ценах на импортные субстанции, без которых тоже часто не обойтись. Может, нужно подключить, например, "Ростех", для того чтобы продумать, как обеспечить отечественную фармацевтическую промышленность отечественными же непрофильными продуктами. И за этот счет снизить стоимость лекарственного препарата", — высказала свое мнение Лилия Титова, исполнительный директор Союза профессиональных фармацевтических организаций (СПФО). Она также заметила, что эта методика ценообразования, создаваемая как антикризисная мера, для помощи населению в плане затрат на лекарства.

Однако есть люди, которые согласны платить больше за привычный для них ассортимент фармацевтической продукции тех торговых марок, которым доверяют. И такую позицию потребителей тоже нужно учитывать. Да и многие врачи, убедившись в эффективности определенных лекарственных препаратов, будут продолжать их выписывать своим пациентам. Недопустимо снижать качество жизни пациентов, руководствуясь стремлением формального снижения цен на лекарства.

В связи со складывающейся ситуацией на фармацевтическом рынке уместно высказывание заместителя генерального директора по связям с государственными органами Научно-технологической фармацевтической фирмы (НТФФ) "Полисан" Михаила Григорьева: "Я 45 лет работаю в фармацевтической отрасли. В СССР Госкомцен регулировал процесс ценообразования практически на все товары. В результате, когда производители спичек предложили поднять на них цены с одной копейки до двух, в чем им было отказано, с прилавков стали исчезать спички. Потом по той же причине пропали лампочки, мыло, одеколон и прочее. Но ценообразование в сфере производства лекарственных препаратов не регулировали даже в СССР! Во многом именно благодаря этому фармацевтическая промышленность, в отличие от многих других, уцелела. Хочется верить, что и сегодня мы сможем выстоять, убедив государственные органы в том, что все вопросы регулирования нужно решать совместно с представителями фармотрасли".

По материалам конференции "Фармацевтический рынок в России: итоги и перспективы"

 

Информация предоставлена газетой "Московские аптеки"

Аптека 2024