Никоретте, Микролакс
22.04.2024 23:04
18+


Главное, чтобы съезд не стал «мыльным пузырем»

Главное, чтобы съезд не стал "мыльным пузырем" фото

Накопившиеся в фармотрасли проблемы вынудили ее представителей собраться на Всероссийский съезд фармацевтических работников. Он прошел в Москве 28 апреля. На мероприятии присутствовали 585 делегатов из 85 регионов страны. Онлайн–трансляцию, которая велась на официальном сайте съезда, смогли посмотреть более 20 тыс. человек. Сразу следует оговорить, что одна из целей съезда — консолидация представителей отрасли — уже достигнута, по крайне мере, по одному принципиальному вопросу.

Большинством голосов (97%) принято решение о создании профессиональной общественной организации фармацевтических работников РФ на основе саморегулирования, которая будет решать основные проблемы отрасли, контролировать исполнение задач в области лекарственного обеспечения, защищать интересы и права ее участников и которой государство сможет в дальнейшем передать часть полномочий.

Первая попытка провести подобное мероприятие была предпринята еще 10 лет назад, но не имела успеха, потому что, по словам исполнительного директора Ассоциации международных фармпроизводителей Владимира Григорьевича Шипкова, инициатива тогда поступила сверху. Сейчас же идея собраться родилась в недрах профессионального сообщества, но была поддержана Минздравом России. Заместитель министра здравоохранения РФ Игорь Николаевич Каграманян, возглавивший оргкомитет Съезда, отметил, что «Минздрав России, задающий основной вектор для разработки и корректировки нормативно-правовой базы в сфере обращения лекарственных средств, являющийся инициатором в принятии решений в вопросах формирования и реализации целевых программ и проектов лекарственного обеспечения, проведению Всероссийского съезда фармацевтических работников придает особое значение и надеется, что здесь будет продолжен диалог между всеми участниками фармацевтической отрасли, заложены основы для выработки конструктивных решений по дальнейшему ее развитию». Он также озвучил решение министра здравоохранения В.И. Скворцовой поддержать инициативу профессионального фармсообщества об учреждении Дня фармацевтического работника, работника фармацевтической и медицинской промышленности.

О желании услышать в адрес министерства не только критику, но и конструктивные предложения заявила и активный участник подготовки мероприятия, директор департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий ведомственного министерства, д. фарм.н. Елена Анатольевна Максимкина.

Она подчеркнула необходимость формирования сбалансированной системы лекарственного обеспечения, базирующейся на реальных возможностях бюджета страны, частного сектора и граждан, при условии сохранения и расширения существующих государственных гарантий в области оказания медицинской и фармацевтической помощи. Одна из задач на данном этапе — обеспечение национальной безопасности за счет развития отечественных фармацевтических производств полного цикла, способных обеспечить увеличение доли лекарственных препаратов, разработанных и произведенных в России.

«Недавно Минздрав России принял стратегию лекарственного обеспечения населения до 2025 года. Этот документ стал не только планом развития отрасли на долгосрочную перспективу, но и дал понимание всему профессиональному сообществу важности задач, которые выбраны в качестве стратегических, определил направления развития системы лекарственного обеспечения», — сказала глава департамента.

В числе приоритетов она назвала совершенствование порядка отпуска лекарственных препаратов населению с учетом внедрения системы электронных назначений лекарств пациентам. Сегодня в России в среднем на 1450 жителей приходится одна аптека, что в два, а в отдельных случаях — в пять раз выше по доступности по сравнению с большинством зарубежных стран. В стране не только нет дефицита аптечных организаций, но и отмечается превышение их оптимального количества, что в сочетании с низкой платежеспособностью населения приводит к низкой рентабельности. Слова Е.А. Максимкиной о том, что профессиональному сообществу необходимо задуматься о повышении рентабельности аптек за счет увеличения их функционала, а также возможности квотирования их количества и внедрения института саморегулирования в отрасли были восприняты журналистами как призыв к сокращению количества аптечных организаций, некой санации рынка.

Комментируя поступавшие во время съезда новостные сообщения, Е.А. Максимкина отметила, что «мы говорили не о сокращении аптек, а о регуляторных нормах, позволяющих оптимизировать число субъектов на фармрынке».

Практически с самого начала работы съезда, еще в приветственных обращениях представителей государственных структур были обозначены основные проблемы, стоящие сегодня перед фармацевтической отраслью в целом.

Сегодня в нашей стране зарегистрировано более 300 тыс. объектов, имеющих лицензию на ведение фармдеятельности, около 5 тыс. оптовых компаний. Это большая отрасль, оборот которой оценивается в сумму более 600 млрд руб. в год. Несмотря на столь внушительные цифры, которые привел врио руководителя Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор) Михаил Альбертович Мурашко, технологии, используемые сегодня в аптечных сетях, достаточно устарели. Конкурентная борьба низводит развитие технологий к минимуму. Лишь малое количество аптек не имеют нареканий в результате проверок Росздравнадзора. Львиная доля замечаний касается условий хранения и изготовления лекарственных средств. М.А. Мурашко подчеркнул, что «многие вещи мы должны либерализировать, но контроль над качеством услуг и качеством изготовления ЛС должен остаться строгим».

«300 000 объектов — это непосильная ноша с точки зрения экономики для Российской Федерации», — считает и президент общественной организации «Российская фармацевтическая ассоциация» Александр Дмитриевич Апазов, который убежден, что необходимо вернуть нормативы размещения аптечных учреждений.

Ведущий научный сотрудник ФГБУ «Национальный НИИ общественного здоровья» РАН, д.фарм.н. Елена Алексеевна Тельнова уверена, что увеличение количества аптек вместо того, чтобы обеспечить здоровую конкуренцию, привело к обратному — недобросовестной конкуренции, снижению качества услуги, сокращению социальных функций с одновременным увеличением торговых и ограничению доступа к аптеке в сельской местности.

По данным Росздравнадзора, в настоящее время в России насчитывается более 77 тыс. аптек. Причем большая часть аптек и аптечных пунктов — 13 295 и 12 895 соответственно — находятся в частной собственности и располагаются в городах. В селах насчитывается только 6774 частных аптек и аптечных пунктов. Реализация лекарств налажена в 26 540 ФАП, амбулаториях и офисах врачебной практики. На одну аптечную организацию в среднем (без учета удаленности друг от друга) приходится около 2 тыс. человек. Решить проблему, по мнению Е.А. Тельновой, позволит внедрение квот на открытие аптечных организаций в городах и стимулирование открытия аптек и ФАП на селе.

Елена Алексеевна поддержала идею создания саморегулируемой профессиональной организации, ведь сегодня фармацевтическое сообщество разобщено, несмотря на существование более десятка различных ассоциаций на федеральном уровне. Активный диалог с регуляторами не ведется, нет возможности отстаивать свои права при их ущемлении. В результате престиж аптечной службы снижается. «Поэтому решение многих вопросов и проблем вижу в консолидации сил при поддержке государства и Минздрава и создание СРО», — заключила Е.А. Тельнова.

ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ ФУТУРОЛОГИЯ

Директор Центра социальной экономики, к.фарм.н. Давид Валерьевич Мелик–Гусейнов представил фармацевтический рынок в цифрах и обозначил основные его проблемы.

Коммерческий сегмент фармрынка демонстрирует самый большой рост, 700 млрд руб. в год с учетом рецептурного и безрецептурного сегмента. Темпы роста стоимостного объема этого сектора составляют порядка 10%. По прогнозу эксперта, объем коммерческого рынка будет стабильно расти и к 2020 г. достигнет 1 трлн руб. Он входит в четверку самых крупных рынков мира.

Денежный объем сегмента высокозатратных нозологий составляет примерно 46 млрд руб. в год.

В госпитальном сегменте замедляются темпы роста объема закупок ЛС. К сожалению, качество закупаемых препаратов оставляет желать лучшего. Д.В. Мелик–Гусейнов сожалеет, что на «фарммусор отвлекаются средства, это не дает возможности закупать действенные препараты». Госпитальный сегмент переживает реформы: от введения одноканального финансирования, перевода ВПМ в ОМС до постепенного укрупнения точек закупа. Больницы и поликлиники постепенно теряют свою закупочную самостоятельность, как антизатратный механизм внедряется стандартизация медпомощи.

Сегмент ДЛО растет 3–4% в год. Бывшая программа ДЛО (сегодня она называется ОНЛС) утратила свою актуальность, потеряла страховой принцип, превратившись в дотационную. Из 17 млн человек, имеющих право на льготные медикаменты, только 4 млн реально пользуются льготой. Более 120 млрд руб. государство тратит на монетизацию льгот, эти средства в лекарства не конвертируются. Возможно, предположил эксперт, в дальнейшем «программу ДЛО ожидает некий микс с программами лекарственного возмещения».

Д.В. Мелик-Гусейнов расписал примерный сценарий развития отрасли до 2030 г.

В 2015 г. возобновится процесс приватизации аптечных организаций — МУПов и ГУПов. Основная задача — не допустить снижения уровня социальных функций этих организаций.

В 2016 г. начнется допуск работников к профессиональной фармдеятельности через систему саморегулирования отрасли.

Заработают региональные программы лекарственного возмещения, которые, по идее, спровоцируют структурную эволюцию аптечных организаций. Аптеки перестанут делиться «на дискаунтеров и всех остальных», возникнут новые форматы и ассортиментные варианты. В этом же году назреет реформа ценообразования на ЛС, входящих в Перечень ЖНВЛП. Ожидается внедрение настоящего референтного ценообразования.

В 2017 г. произойдет технологическая революция. Полноценно заработает система оценки медицинских технологий, будет активно задействована наука фармакоэкономика, в результате чего отрасль избавится от лекарств, не имеющих полноценной доказательной базы. Также локализуются на территории РФ иностранные производители, заработают их производственные площадки.

В 2018 г. реально заработает стандарт качества производства ЛС, следом будут внедряться стандарты логистики и надлежащей аптечной практики. Профессиональное сообщество получит большее количество функций от государства.

В 2020 г. продолжится консолидация фармотрасли, первая десятка аптечных сетей будет, по прогнозам, контролировать порядка 75–80% всего розничного фармрынка, что подстегнет приход на рынок крупных иностранных инвесторов. В том же году на смену МУПам и ГУПам придут организации с государственно-частным партнерством.

В 2025 г. закончится период действия программы «Фарма», возможно, появится новая стратегия. По словам эксперта, «мы будем жить уже при полном лекарственном возмещении, каждый из нас будет иметь доступ к бесплатным медикаментам». Продолжится сокращение количества аптек, чему будет способствовать Интернет.

К 2030 г. персонализированная медицина спровоцирует появление персонализированных лекарств (к ним относятся существующие сегодня орфанные препараты). Аптека станет неким мини-заводом по производству лекарств под индивидуальный геном каждого человека. Уже сегодня закладываются основы этого тренда.

Д.В. Мелик–Гусейнов, завершая свой доклад, заметил, что «история когда-то разделила лекаря и аптекаря, но в перспективе вполне возможно, что врач и фармработник опять соединятся».

ОТРАСЛЬ РАБОТАЕТ БЕЗНРАВСТВЕННО

2030 год далеко, сегодняшние же реалии вызывают пессимизм у председателя Нижегородской ассоциации фармацевтов, декана фармфакультета НижГМА, д.фарм.н. Светланы Владимировны Кононовой.

Свое выступление она начала жестко: «40 лет практики позволяют мне сделать вывод, что современная фармотрасль работает безнравственно».

Законы, регулирующие отрасль, нарушаются. Никто не знает, сколько и какие специалисты нужны, например, фармпромышленности. Вузы готовят массу специалистов, лишь единицы из которых работают по профессии.

По данным Ярославского фармкластера, из среднего звена им требуется 1 специалист, а из высшего — 4 специалиста в год.

Система подготовки фармспециалистов, убеждена С.В. Кононова, забывает, что она должна готовить профессионалов для оказания медицинской помощи, одним из критериев качества которого является организация лекарственного обеспечения. Средняя и высшая школа не всегда идет опережающими шагами в плане подготовки. Сегодня фармацевты и провизоры не всегда отвечают социальным, экономическим, политическим и духовным требованиям. С.В. Кононова привела статистику: через год после окончания вуза почти все выпускники идут работать в фарморганизации, но уже через год или два количество фармацевтов сокращается. Им просто неинтересно работать в аптеках, нет перспектив роста. Их учат и стимулируют лучше продавать, а не оказывать традиционные для аптечных работников услуги.

От 10 до 15% фармдолжностей занимают люди без специального образования. Отсюда и недоверие населения к консультациям фармацевтов и провизоров.

Зачастую работодателям проще взять фельдшера или врача, чтобы выполнять коммерческую составляющую. «Интересно ли вам будет учиться, — задается вопросом Светлана Владимировна, — если от вас будут требовать только выдавать на–гора товарооборот?»

Декан фармфакультета НижГМА уверена, что нельзя отменять заочное образование; федеральные образовательные и профессиональные стандарты должны формироваться при общественном участии. Сегодня даже названия некоторых дисциплин устарели, не говоря уже о количестве часов преподавания. «Мы отсталая страна в том плане, что у нас и фармацевт, и провизор выполняют одинаковые функции. Если ничего не менять, все так и останется. Нужна наша консолидация с государственными органами, чтобы принять решения, которые позволят развиваться нашей отрасли или рынку, можно называть по-разному. Мы даже в этой терминологии не можем договориться», — резюмировала С.В. Кононова.

ИЛИ УСПЕХ, ИЛИ ПОСТОЯННЫЕ РИСКИ

Об общности проблем и задач, стоящих перед всеми участниками фармацевтической отрасли, говорили на съезде и представители компаний–производителей, и аптечных организаций, и дистрибуторов.

Директор департамента внешних связей компании Stada CIS Иван Анатольевич Глушко отметил, что по итогам 2013 г. отрасль составляет почти 2% ВВП. Это заметная сфера, но проблем у нее много, и связаны они с несбалансированностью разных цепочек. Дистрибуторы пытаются больше получить от производителей, дистрибуторы и аптеки спорят о коммерческих договорах. Ассоциации — по большей части коммерческие, лоббистские структуры, ориентированные на увеличение прибыли своих членов. Но, по словам И.А. Глушко, «не может быть хорошо производителю, если плохо аптеке, не может быть хорошо дистрибутору, если производитель и аптека не зарабатывают денег. Отрасль ждет либо общий успех, либо постоянное перетягивание каната с рисками для каждой из сторон».

ЧТО ТАКОЕ СРО?

Исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия», к.фарм.н. Елена Викторовна Неволина напомнила делегатам съезда об основных отличительных признаках саморегулируемой организации. Прежде всего, такие организации созданы не по предпринимательскому, а по профессиональному признаку. Они обязаны иметь стандарты собственной деятельности, в которых должны быть заложены законодательные основы, имеют право выступать с целью обжалования действия или бездействия регуляторных органов, которые нарушают права их членов, защищать участников организации, в т.ч. путем страхования ответственности всех членов, аккредитовывать специалистов и аптечные организации по стандартам СРО.

Государственные органы также заинтересованы в создании СРО, ведь это инструмент, дающий возможность минимизировать административные барьеры, повысить ответственность самого профессионального сообщества. Е.В. Неволина рассказала и о рисках, присущих деятельности СРО. Один из главных — потенциально возможное доминирование крупных игроков: когда взносы соотносятся с количеством голосов, крупный игрок всегда может навязать свое мнение, ставя под угрозу независимость саморегулируемой организации.

Председатель правления РОО «Московское фармацевтическое общество», зав. кафедрой организации лекарственного обеспечения и фармакоэкономики Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, д.фарм.н. Роза Исмаиловна Ягудина высказалась за создание общего документа, который объединил бы все аспекты доведения лекарственного препарата до потребителя. Для этого необходимо взять все лучшее из зарубежного опыта и отечественной практики времен СССР, когда уровень развития аптечной службы был одним из лучших, и учесть современную практику.

ВОЗ в своих документах определила, что фармацевт должен выйти из–за прилавка и приступить к оказанию помощи общественности, предоставляя услуги, а не только таблетки.

Функции фармацевтов активно начали меняться с 1990–х гг. В США развивалось оказание фармпомощи и услуг в аптеках. «Чтобы быть полноценным членом команды профессионалов в здравоохранении, — считает Р.И. Ягудина, — нужно, чтобы и спектр деятельности также был расширен». Национальный стандарт надлежащей аптечной практики должен быть направлен на развитие и сохранение здоровья граждан, содействовать оказанию качественной и доступной лекарственной помощи, способствовать поддержанию социальной направленности и при этом не должен препятствовать развитию цивилизованного фармбизнеса.

Несмотря на снижение уровня доверия к аптечным работникам со стороны потребителей, по данным Р.И. Ягудиной, 17% провизоров и фармацевтов ответили, что к ним всегда обращаются люди с просьбой порекомендовать лекарственный препарат, 50% специалистов ответили, что такая просьба исходит от каждого второго покупателя. Потребность в информированности со стороны аптечного работника остается ключевым фактором для потребителя сегодня.

Требует разрешения и такой вопрос, как легализация интернет-торговли лекарственными средствами. Исполнительный директор Ассоциации поддержки малого аптечного бизнеса и участников рынка доставки аптечных товаров («Аптечный клуб») Максим Владимирович Ржезников напомнил, что только в России каждый второй взрослый гражданин ежедневно заходит в Интернет, а это 56 млн человек. По количеству покупок через сеть Россия с 30% находится на уровне Италии. Рынок дистанционных покупок растет на 25% в год. Может ли торговля аптечными товарами быть дистанционной? Да, считает М.В. Ржезников, потому что такая практика, причем успешная, есть в Европе и Японии. Нет, говорит он же, потому что эта деятельность аптек требует государственного контроля, и по жестким правилам. Сейчас подобная торговля де-юре запрещена, но де-факто существует. В конце концов, говоря о расширении функций аптеки, не стоит забывать, что интернет-торговля лекарственными препаратами поможет решить проблемы таких маломобильных категорий граждан, как ветераны, инвалиды, пожилые люди, беременные женщины, семьи с маленькими детьми. Такая торговля может быть разрешена, но должна быть четко регламентирована.

Возможно, делегаты съезда обсудили не все вопросы, которые планировали, но тематика выступлений была максимально разнообразной. Завершая работу съезда, Е.А. Максимкина подчеркнула, что «съезд не должен превратиться в мыльный пузырь, и это зависит от каждого сидящего в зале. Один регулятор ничего не сможет сделать, если не будет слышан голос сообщества, именно поэтому проведение съезда было поддержано Минздравом РФ. Мы должны работать над тем, чтобы статус и престиж фармацевтической отрасли звучали громко и везде».

В течение двух недель на официальном сайте съезда принимались предложения и замечания к тексту принятой резолюции. Как сообщили в оргкомитете Всероссийского съезда фармацевтических работников, на сайте будет выложена видеозапись мероприятия для тех, кто не смог присутствовать непосредственно в зале и посмотрит онлайн–трансляцию.

Информация предоставлена газетой "Московские аптеки"