Никоретте, Микролакс
22.04.2024 23:35
18+


Дмитрий Щуров: «Pfizer выделяет Россию среди других стран»

Дмитрий Щуров: "Pfizer выделяет Россию среди других стран" фото

XX Юбилейный Российский фармацевтический форум в Санкт–Петербурге собрал около 100 докладчиков и более 600 делегатов из разных компаний, представленных на фармацевтическом рынке страны. В перерыве между пленарными сессиями один из участников этого знакового для отрасли мероприятия — директор отдела стратегического планирования и операционного развития Pfizer в России Дмитрий Щуров — ответил на вопросы корреспондента «МА».

На форуме обсуждаются тенденции развития мирового и российского фармацевтического рынка. Каковы, на Ваш взгляд, основные из них? Идет ли наша страна, что называется, в ногу с мировыми трендами или у нее есть свои особенности? И если да, каковы они?

— Наша страна следует мировым трендам, но со своими особенностями.

Основные мировые тренды сегодня — это повышение эффективности системы здравоохранения, увеличение охвата пациентов программами лекарственного обеспечения, которые во многих западных странах уже реализованы. Кроме того, получают все большее развитие персонализированная медицина, инновационные методы лечения редких заболеваний. Эти направления активно развиваются в мире, и у России есть намерения двигаться в этом направлении. Но стране предстоит проделать еще долгий путь.

Вы коснулись темы лечения редких заболевания, а значит, и орфанных препаратов. Есть информация, что некоторые фармкомпании не готовы предоставлять значительные скидки даже при оптовых государственных закупках. Это связано с тем, что слишком дорога разработка таких лекарств или наше государство предлагает компаниям какие-то неприемлемые условия?

— Я думаю, оба фактора имеют здесь значение. Разработка лекарственного препарата сегодня стоит более 1 млрд долл. (не имеет значения, обычный это препарат или орфанный). Дело в том, что орфанные лекарства выпускаются для небольшого количества пациентов, поэтому стоимость лечения одного человека возрастает в геометрической прогрессии.

Да, сейчас развиваются биотехнологические методы, лекарства становятся проще синтезировать и разрабатывать, но на снижение стоимости это не влияет, наоборот, для разработки орфанных препаратов применяются более дорогие методы исследования и производства. Здесь встает вопрос социальной ответственности государства. Компания не может работать в убыток, она просто разорится. Эффективную комбинацию увеличения доступа пациентов к орфанным препаратам нужно искать вместе в ходе переговоров между государством и компаниями. Есть сейчас такое направление, когда государство и компания договариваются, что первое будет оплачивать лечение только тех пациентов, которым это лечение помогло (а это всегда какой-то процент положительно откликнувшихся на инновационные препараты). Таким образом, со стороны компании как бы предоставляется страховка, что может стать одним из вариантов поиска взаимовыгодных решений.

Говоря о тенденциях, эксперты планируют и стараются заглянуть в будущее. Ваша должность директора отдела стратегического планирования и операционного развития Pfizer в России как раз и подразумевает планирование будущего. Насколько рискованно строить планы по развитию компании в России? Каков горизонт планирования?

— Есть различные виды планирования: долгосрочное, среднесрочное и краткосрочное. Следует отметить, за последние 20 лет предсказуемость рынка существенно выросла, несмотря на то, что постоянно говорится о высокой степени неопределенности. Если сравнивать деятельность компании 15–20 лет назад и сегодня, можно вполне обоснованно говорить, что в ближайшие три года никаких драматических изменений в структуре рынка не произойдет, и он останется практически таким же, каков есть на сегодняшний момент. Это добавляет уверенности в прогнозировании движения и определении приоритетов. В более долгосрочной перспективе неопределенность возрастает, но с ней можно работать. И понятно, в каком направлении нужно двигаться, чтобы через 10 лет компания была успешной.

Я бы отметил четыре направления развития фармацевтической компании в России.

  1. Аптечный рынок. На ближайшие годы он останется ключевым драйвером роста рынка, поэтому компания должна иметь сильный портфель безрецептурных и рецептурных препаратов, хорошую маркетинговую поддержку.
  2. Бюджетный сегмент. Здесь крайне важно работать в плане доступа на рынок. Из-за повышения значимости региональных рынков и их финансирования перед компанией встают вопросы регионализации: надо четко распределить свои усилия в различных регионах РФ.
  3. Взаимодействие с ключевыми партнерами на рынке. Здесь важно взаимодействие на всех уровнях — это и соответствующие органы государственной власти, и работа с различными локальными партнерами.

Непосредственно развитие рынка: обновление портфеля, поиск позиций, которые на рынке еще не реализованы.

Когда Вы строили среднесрочные планы развития компании, сложно было предположить, что в России появится еще один регион — Крым. Там люди тоже нуждаются в лекарствах. Это вообще неосвоенный рынок. Насколько он будет привлекательным для компании Pfizer?

— С точки зрения доступа пациентов к лекарственным препаратам, безусловно, позиция компании Pfizer заключается в том, что все пациенты должны быть максимально обеспечены соответствующим лечением. С другой стороны, вопрос Крыма сегодня стоит очень остро на международном уровне, в т.ч. из-за санкций, применяемых к России. Pfizer — компания, оперирующая на международном уровне. Соответственно, мы действуем как в российском нормативно-правовом поле, так и придерживаясь международных требований.

Расходы государства на здравоохранение сокращаются. Как это может повлиять на инвестиционную привлекательность российского рынка в ближайшие годы? Как Вы ее вообще оцениваете?

— В государственной программе развития отрасли «Фарма-2020» заложены определенные суммы, которые выделены на ее реализацию.

Например, говорится, что на бюджет здравоохранения до 2020 г. выделяется более 7% ВВП. Планы не отменяются, но цифры корректируются — сегодня они составляют 3,4% от ВВП. Доля бюджета, выделяемого на здравоохранение, будет расти, сокращения никто не отмечает, но доля этого сегмента немного уменьшается. Бюджет сейчас стабилен за счет того, что ряд препаратов теряет патентную защиту, и на рынок выходят дженерики, из-за чего стоимость лечения снижается, появляется возможность расширить программу лекарственного обеспечения, включить в нее новые препараты.

Аукционная система госзакупок лекарственных средств также позволила снизить цены по многим позициям. Идет работа по оптимизации затрат — это еще одна попытка повысить доступ пациентов к ЛС. Мы оптимистично смотрим на развитие рынка. Именно эти тенденции делают российский рынок привлекательным на ближайшие годы.

Как Вы оцениваете эту оптимизацию расходов на пациентов? Кому–то дать, кого–то ограничить? Понятно, что государству нужно ограниченные ресурсы распределить справедливо. Насколько в этом вопросе работает понятие справедливости?

— У государства фактически две задачи: оптимально расширить доступ пациентов к лекарственным средствам и сделать это в рамках существующего бюджета. Если сегодня бюджет не растет, потому что есть определенные макроэкономические тенденции или политическая ситуация не позволяет ему расти, то нужно действовать в рамках того, что есть. Поэтому говорят о расширении использования дженериков, аукционной системе, о планах по развитию локального производства.

Государство прекрасно понимает те проблемы и задачи, которые перед ним стоят, что, в частности, подтверждается постепенным увеличением продолжительности жизни, хотя долгие годы она не росла, а снижалась. В третье тысячелетие страна вошла с продолжительностью жизни 64–65 лет. Сегодня она превышает 70 лет. Значит, меры, которые государство принимало и продолжает принимать (борьба с курением, пропаганда здорового образа жизни, расширение национального календаря прививок для детей), направленные на увеличение продолжительности жизни населения, имеют положительный результат, хотя, безусловно, в этом направлении еще очень многое предстоит сделать.

Вернемся непосредственно к деятельности компании. Если говорить об эффективной стратегии развития, какие наработки, например, в области Digital-маркетинга, есть у Pfizer для продвижения лекарственных препаратов?

— Здесь надо разграничить рецептурный и безрецептурный сегменты. В первом есть четкие законодательные ограничения по доступу пациентов к информации. Пациенту препарат должен назначить врач, и компания не может вести его продвижение непосредственно среди потребителей.

Поэтому в рецептурном сегменте цифровой маркетинг охватывает только врачей. Компания проводит образовательные вебинары, дающие медикам доступ к новейшим источникам информации, ведет работу посредством электронной почты, создает специальные приложения для мобильных телефонов. У Pfizer есть своя собственная платформа мультиканального маркетинга, на основе которой все эти инструменты развиваются. К сожалению, активность российских медицинских работников в Интернете пока ниже, чем в других странах.

Для безрецептурных препаратов маркетинговые возможности гораздо шире: компании работают на общедоступных сайтах, в т.ч. в социальных сетях, и реклама непосредственно направлена на потребителя.

Сегодня врачи выписывают препараты по МНН. Возникает еще одна аудитория воздействия — фармацевты и провизоры. Как Вы работаете с ними?

— Фармацевт является важным работником системы здравоохранения, как и врач, совместно обеспечивая доступ пациента к препаратам. В нашей стране роль фармацевта особенно велика, потому что на нем лежит ответственность за предоставление достоверной информации о том, какие продукты с одинаковым МНН представлены в аптеке и их стоимость, чтобы пациент на основании полученной информации смог сделать выбор. С этой точки зрения образование специалиста крайне важно для любой фармкомпании. В Pfizer есть специализированная команда, работающая только с фармацевтами, которая организует для них образовательные мероприятия. Считаем, что роль фармацевтов будет только возрастать в ближайшие годы.

По сравнению с врачами фармацевты более восприимчивы к цифровым технологиям?

— Да, они больше интересуются инновационными гаджетами. Для них это важно и интересно, особенно игровые формы обучения. Мы в компании адаптируемся под интересы фармацевтов, чтобы им было интересно учиться.

Какими инновационными препаратами пополнится портфель Pfizer в ближайшие годы? Ведь в научные исследования вкладываются значительные ресурсы компании.

— В портфеле компании на разных стадиях исследований более 100 молекул. В стадии регистрации находятся препараты для лечения рака молочной железы, тяжелого болевого синдрома, полиневропатии, остеопороза.

В России в прошлом году компания зарегистрировала четыре новых лекарственных препарата — мы лидируем в этом среди всех инновационных компаний. Это препараты для лечения немелкоклеточного рака легкого, рака почки, для лечения ревматоидного артрита и профилактики инсультов у пациентов с мерцательной аритмией.

У инновационной фармы есть интересное и яркое будущее. Мы с оптимизмом смотрим и на глобальную картину мира, и на свои позиции, и на то, как будет развиваться наш бизнес в России. Компания выделяет ее среди других стран. Сегодня Россия является для Pfizer одним из приоритетов развития.

Информация предоставлена газетой "Московские аптеки"