Никоретте, Микролакс, Метрогил Дента
14.07.2024 23:35
18+


Аптека "Первый Мед": нам приходится быть отчасти врачами

Аптека "Первый Мед": нам приходится быть отчасти врачами фото

В подмосковном Красногорске есть маленькая аптечная сеть под запоминающимся названием "Первый Мед".

Сегодня в ее составе три аптеки (две из них — круглосуточные). Вот–вот откроется четвертая. Несмотря на близость к Москве и обилие конкурентов с громкими брендами, покупатели искренне любят аптеки с забавной пчелкой и надписью "1МЕД" на вывесках.
О стратегиях выживания небольших аптечных организаций в эпоху перемен рассказывает нашим читателям заведующая аптекой, что на ул. Ленина, Любовь Валерьевна Жовнерчук.

Любовь Валерьевна, у аптечной сети необычное название — "Первый Мед"...
— Наши руководители и учредители, Павел и Юлия, учились в одной группе фармацевтического факультета Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова — в народе известной под названием "Первый Мед". В 2005 г. они ее окончили и в этом же году открыли свою первую аптеку, которую и назвали в честь вуза. Сегодня название "Первый Мед" можно увидеть на вывесках всех аптек сети. Легкое и звучное, оно быстро запомнилось людям.

С первых же дней нашу аптеку стали называть "Первый Мёд". Хотя никакой буквы «ё» на вывеске не было. Бороться с этим у нас не получилось, зато удалось обыграть — на логотипе нарисована пчела. Веселая желтая пчелка стала узнаваемым брендом, а покупатели начали спрашивать в аптеках мёд.

А ОН ЕСТЬ?

Пока нет. Но недавно к нам обратились с предложением организовать в одной из наших аптек отдел по продаже меда самых разных сортов. Теперь автор идеи размышляет над ее внедрением на практике.

Сложно ли сейчас небольшим сетям — таким, как ваша?
— Разумеется, сложнее, чем крупным сетевикам. Из-за отсутствия штатного юриста и менеджера по кадрам мы вынуждены заниматься этой работой сами. Что влечет немало трудностей — как при общении с проверяющими органами, так и с подбором персонала. Закрытие одной из точек из–за увеличения арендной платы, реконструкции здания (и даже просто серьезное падение выручки, когда рядом открывается аптека с раскрученным брендом) — сильный удар по маленькой сети. Но это рынок. Со своими законами конкуренции.

Которая среди аптек очень велика…
— Да, за прошедшие десять лет конкуренция в нашем секторе ощутимо возросла. Сегодня нередко можно увидеть жилой дом, на первом этаже которого расположены две, а то и три аптеки. Помимо развития крупных сетевиков, на рынке появляются люди, которые вообще не имеют никаких знаний и опыта в фармации, но откуда-то слышали, что аптечный бизнес очень прибыльный, и поэтому решили им заняться. Такое повальное открытие аптек «на каждом шагу» приводит к отсутствию специалистов. Фармацевтических училищ у нас не так много, а вузы, которые выпускают провизоров, можно пересчитать по пальцам. При стремительном росте количества аптек специалистов просто не хватает!

VZ0815_zal

Как результат… В фармации работают люди, не имеющие профильного образования. Они не могут оказать квалифицированную помощь в выборе дженерика, не могут дать рекомендаций о правилах использования и регулярности приема препарата, о его побочных действиях, о его совместимости с другими лекарствами. Все это выливается в негативное мнение пациента об аптеке в целом.

С моей точки зрения, чтобы поднять качество работы аптек, необходимо законодательно снизить их количество.

А каким должно быть качественное фармацевтическое образование?
— Сегодняшние выпускники вузов — сотрудники с очень хорошей базой. Получив диплом, они уже могут работать по специальности, но необходимо дальнейшее обучение: по анализу покупательского спроса, по формированию аптечного ассортимента, по ведению ценовой политики в аптеке, ведь провизор — это, как правило, не первостольник, а заведующий аптекой.

Многие ассоциации и производители лекарственных препаратов устраивают семинары по темам, актуальным на данный период времени (как, например, "Школа Первостольника"). Производители медтехники обучают сотрудников правилам эксплуатации приборов и выдают им сертификаты. Каждый специалист может выбрать удобное для него время и посетить мероприятие.

В нашей сети приходится по два провизора на аптеку. Конечно, хотелось бы больше, но их слишком мало на рынке труда. А если уж они и приходят устраиваться на работу, то с намерением — сразу на руководящую должность. Мы стараемся не упускать ни одной возможности взять в штат сотрудника с высшим, а не со средним образованием, и удерживаем его достойной заработной платой и комфортной, можно сказать, домашней атмосферой в коллективе. Каждый наш сотрудник за отработанный в сети год ежемесячно получает дополнительную премию.

Что еще может стать преимуществом для успешной деятельности маленькой аптечной сети?
— Мы можем "корректировать" товарный ассортимент по потребностям жителей района, где находится та или иная аптека, — в то время как заказ товара в крупных сетях осуществляет головной офис. На первом месте для нас стоит спрос: мы предлагаем именно те препараты, которые востребованы, и, конечно же, выполняем все требования к обязательному ассортименту.

Да и атмосфера в коллективе более теплая. Маленькая сеть — как большая семья. Каждый сотрудник может обсудить свои житейские проблемы непосредственно с начальством: уйти в отпуск, когда удобно, а не когда укажут, получить аванс раньше положенного, а особо отличившимся сотрудникам директор дарит цветы ко дню рождения. Никого не хочу обидеть, но, на мой взгляд, в крупных сетях такое маловероятно.

Кроме того, мы можем уменьшать наценку для разных групп препаратов, снижать цену для отдельных групп граждан и даже для одного конкретного человека, оказавшегося в сложной ситуации.

Заговорив о наценках, хочется спросить Ваше мнение о дискаунтерах.
— Дискаунтеры — еще одна головная боль для маленьких сетей. Экономическая модель аптеки достаточно проста и прозрачна, и в ней четко виден минимальный процент наценки, при котором аптека работает "в ноль". Когда дискаунтеры опускаются ниже этой наценки, возникает вопрос "а как же они тогда живут?" Платят низкую заработную плату персоналу, потому что это непрофессиональный персонал, который не возьмут работать в другие аптеки? Или закупают препараты по гораздо более низкой цене? Тогда встает вопрос о качестве и происхождении такого препарата.

В любом случае ни один из этих вариантов не может положительно влиять на аптечный рынок.

Который и так проходит серьезные испытания…
— Вопрос о положении дел в аптечном секторе — очень сложный и очень важный. Как ни прискорбно, но именно аптека остается "крайней" во всех проблемных ситуациях.

Первое, что мы видим, — это цены. К большому сожалению, подорожали не только импортные лекарства, но и отечественные. И очень существенно. На данный момент аптека не может позволить себе закупить столько товара, сколько хотелось бы. Часть препаратов выросла в цене еще до так называемого кризиса и до введения санкций. Глазные капли, стоившие 9 руб., теперь продаются за 120.

Многие препараты из перечня ЖНВЛП аптека реализует порой себе в убыток. Чтобы как–то компенсировать затраты, приходится расширять ассортимент за счет парафармацевтики и сопутствующих товаров.

Даже зная о подорожании, мы не можем позволить себе запасти большое количество препаратов впрок. Причины просты — "заморозка" денег (средства, потраченные на создание запасов, не находятся в обороте) и отсутствие складских помещений.

А как обстоят дела с качеством препаратов?
— Некоторые лекарства проходят перерегистрацию, а после нее… возвращаются в аптеки как биологически активные добавки. И с изменившимся качеством — как правило, не в лучшую сторону. В таких случаях приходится искать альтернативу.

Серьезно снизилось качество контрацепции. Цены — занебесные, а вот результат оставляет желать лучшего. В частности, на презервативы Contex наши покупатели жалуются постоянно. Компания–производитель изменила технологию их изготовления, и теперь изделия рвутся с завидной регулярностью. Мы звоним им на горячую линию, но после обилия жалоб от наших посетителей они просто не берут трубку. А продукция по–прежнему остается некачественной и опасной для здоровья пациента.

Трудно ли обеспечивать наличие необходимых лекарств?
— Очень большая дефектура в аптеке связана с отсутствием препаратов у поставщиков. Причины могут быть различными: перерегистрация, снятие с производства, прекращение поставок в нашу страну. Но как только необходимые лекарства появляются у дистрибуторов, на помощь к нам приходят менеджеры, которые своевременно информируют о наличии долгожданной продукции. С некоторыми менеджерами мы работаем уже более 10 лет и очень им благодарны.

Помогают ли аптекам профессиональные ассоциации?
— Много лет уже существует ассоциация аптечных учреждений "СоюзФарма", сотрудники которой — Люди с большой буквы. Они действительно приносят огромную пользу аптекам. От них мы узнаем, что происходит на российском фармацевтическом рынке, что нам ожидать в рознице и чего уже ждать не стоит. Своевременная профессиональная поддержка помогает подготовиться к любым переменам в аптечной деятельности. Ассоциация проводит обучение персонала мерчандайзингу и технике продаж, дает квалифицированную юридическую консультацию, оценивает соответствие работы аптечной организации требованиям законодательства РФ, советует, как устранять недочеты. На данный момент профессиональные объединения оказывают неоценимую помощь.

Которая особенно важна тем, кто делает первые шаги в профессии… А как Вы пришли в фармацию?
— Я очень хотела быть модельером. После школы поступила в Гатчинский лицей "Мода". И даже окончила его. Но…

Мне очень повезло со свекром и свекровью. Они замечательные люди. Владимир Леонидович — заслуженный врач России, член Союза писателей. А по первому образованию он фармацевт. Нина Евгеньевна — врач, очень добрая и понимающая мама. Именно благодаря их мудрости я пришла в фармацию. За что им огромное спасибо.

С чего начиналась Ваша работа в аптеке?
— Как и многие студенты, после окончания четвертого курса пошла пробовать себя в качестве специалиста. Первым моим местом работы был аптечный киоск при медцентре на станции метро "Алексеевская". Как и любой человек, впервые пришедший на работу, в душе боялась сделать или сказать что–то не то. Мне очень помогло, что днем я посменно работала на кафедре фармакологии ММА им. И.М. Сеченова. Всегда можно было спросить совета у зав. учебной частью (на тот момент это была Ольга Николаевна Давыдова) или Нины Германовны Преферанской, да и любой преподаватель не отказывал в помощи.

Как Вы считаете, каким должен быть современный фармацевт?
— Наверное — любящим свое дело. Образованным, внимательным и терпеливым по отношению к людям. Ходить на работу не потому, что надо, а потому, что хочется. Но, к сожалению, профессия аптекаря, специалиста в области лекарств (современное название "фармацевт"), не ценится. Часто нас сравнивают с продавцами, что не очень–то приятно. Хотелось бы, чтобы люди понимали: наша задача — помочь им.

Производственные аптеки готовят лекарства по индивидуально выписанным рецептам, такие аптеки, как наша, отпускают готовые препараты. И все равно нам почти всегда приходится объяснять, как и когда принимать то или иное лекарство, в зависимости от возраста корректировать дозу и тем самым брать на себя отчасти функции врача.

Фармацевт должен быть разносторонне образован, чтобы дать рекомендацию, профессиональную консультацию. А после принятия закона о выписывании лекарственных препаратов по МНН донести до пациентов, что препараты с разным торговым наименованием могут иметь одно и то же действующее вещество.

Сотрудник аптеки должен быть и психологом. Порой он выслушивает истории болезни, и ему предстоит дать правильный ответ, чтобы не навредить больному человеку и не обидеть его.

Мы — работники медицины. А каждый работник медицины дает клятву Гиппократа. Главная заповедь которой — "Не навреди".

Информация предоставлена газетой "Московские аптеки"

Аптека 2024